4.43050
  • Автор:
    Александр Чудаков
  • Язык:
    Русский
  • Издательство:
    ООО «ИТ»
  • Год издания:
    2011
  • Артикул:
    14748
  • Произведений: 1
Просулшать фрагмент аудиокниги
Ложится мгла на старые ступени
Цитаты из книги: 24
Внимание! Цитаты могут содержать спойлеры...
Великим постом в райпотребсоюз завезли ливерную колбасу;Тамара полдня стояла в очереди. За ужином ели эту колбасу, намазывая на хлеб; дед по просьбе Антона объяснял, что такое \"ливер\". - А как же пост, Леонид Львович? - подколол отец. - Не соблюдать, помню с ваших же слов, дозволяется только болящим и путешествующим. - Мы…
Честная бедность - всегда бедность до определенных пределов. Здесь же была нищета. Страшная - с младенчества. Нищие не бывают нравственными.
Застряли в голове и другие бабкины высказывания - видимо, из-за некоторой их неожиданности. - Как всякий князь, он знал токарное дело. - Как все настоящие аристократы, он любил простую пищу: щи, гречневую кашу...
- А признайтесь, Леонид Львович, пока вы больше года ждали, у вас с Ольгой Петровной что-нибудь было? Я вижу, было. - Было, - несколько смущенно говорил дед. - Я сколько хотел, мог целовать ей ручку, и не только при матушке. Ну, конечно, приобнимешь слегка, как бы случайно, где-нибудь на лестнице. Времена были уже не…
- ...Кто такой кулак?.. Кто он такой? Работящий мужик. Крепкий. Недаром - кулак, - дед сжимал ладонь в кулак так, что белели косточки. - Непьющий. И сыновья непьющие. И жен взяли из работящих семей. А бедняк кто? Лентяй. Сам пьет, отец пил. Бедняк - в кабак, кулак - на полосу, дотемна, до пота, да всей семьей.
Поселили их в телятнике, но обещали землянку - вот-вот должна была умереть ее обитательница, такая же ссыльно-поселенка; каждый день посылали Вовку, дверь не запиралась, он входил и спрашивал: \"Тетенька, вы еще не померли?\" - \"Нет еще, - отвечала тетенька, - приходи завтра\".
Так вот: история не является сначала в виде трагедии, а потом — в виде фарса. А часто сразу — в виде фарса. Но этот фарс и есть одновременно трагедия.
— Дед, — сказал Антон, подавая ему стакан с водой, — а тогда, на свадьбе, после войны, ты ведь мог бы положить Переплёткина? — Пожалуй. — Так что ж?.. — Зачем. Для него это профессиональная гордость. К чему ставить человека в неловкое положение.
Русская провинция. Что может быть тупее ее анекдотов по Пушкина, про Крылова, про композиторов: поел Мясницкого, запил Чайковским, сел, образовалась могучая кучка, достал Листа.
Чеченские нищие были странные: не просили, а угрожали: \"Дай хлеб, а то белье твое брошу с веревки\".
Роман, пожалуй, единственный честный жанр, где автор говорит до конца то, что может сказать. Рассказ – по сути дела, если не жульничество, то фокус: мелодика, намек, деталь, оборванность, недоказанность намекают на то, что автор не сказал, потому что, скорее всего, и не знал!
Слушай ухом, а не брюхом — ты не саранча.
Когда я уходил, он посмотрел на меня и сказал, хотя про свои настроения я, естественно, ничего не говорил, что один из самых больших грехов — грех уныния. «Смеяться-веселиться?» — сказал я, может, несколько раздражённо. «Православное духовное веселие не в смехе, — ласково сказал он, — но в житие с улыбкою».
Люди делятся на две категории: одни хотят жить здесь и сейчас, с максимальным телесным и душевным комфортом; другие – в памяти потомков, своих книгах, стихах, мелодиях, и ради этого готовы на любые лишения здесь и сейчас.
Он лежал у дороги и просил: «Убейте меня! Мне нечего жрать — убейте!» Но желающих убить Лопарева не находилось, как и желающих накормить, все проходили мимо...
Фамилия его была Улыбченко. Это был маленький человечек, который никогда не улыбался.
На одном допросе я сказал, что люблю родину. Смершевец злобно рассмеялся: надо, чтобы она вас любила, предателей. И был прав - наша любовь действительно оказалась неразделённой.
Закон выведенный Антоном, действовал: чем пес беспороднее, тем кличка у него иностраннее.
Так вот: история не является сначала в виде трагедии, а потом – в виде фарса. А часто сразу – в виде фарса, но этот фарс и есть одновременно трагедия.
\"Первую половину пути думают о тех,кого оставили,вторую -о тех,куда едут.\"
Первым человеком, который сказал что-то о будущем Антона Стремоухова, была приехавшая с сибирского золотого прииска тетя Лариса. - Мальчик-то губастый какой. Даст шороху по женской линии.
На столе возле неё, как и раньше, на специальных зубчатых колесиках, соединённых блестящей осью, располагался столовый прибор из девяти предметов: кроме обычных вилки и ножа — специальные для рыбы, особый нож — для фруктов, для чего-то ещё крохотный кривой ятаганчик, двузубая вилка и нечто среднее между чайной ложкой и…
Сведения все когда-нибудь пригождаются, ненужных не бывает
Пробуя рассказывать про «Титаника» уже своей внучке (без особого успеха), Антон думал: почему о нём до сих пор помнит мир, написали десятки книг, сняли полдюжины фильмов, берут интервью у последних оставшихся в живых пассажиров? Но вот через восемьдесят лет в Красном море, напоровшись на риф, тонет паром «Салем экспресс»,…
Показать еще
Просулшать фрагмент аудиокниги
Ложится мгла на старые ступени
Скачать бесплатно книгу Ложится мгла на старые ступени
Вы скачиваете фрагмент книги предоставленной издательством

Похожие книги:

Возможно вам понравятся эти книги:

Комментарии и отзывы:

Комментарии и отзывы: