4.22897

Хроники Нарнии: Серебряное кресло

  • Автор:
  • Язык:
    Русский
  • Издательство:
    ООО «ИТ»
  • Год издания:
    2010
  • Обложка:
    Мягкая
  • Артикул:
    13585
Купить книгу:
Цена:
16 $
Нет в наличии
Характеристики книг могут отличаться от указанных на сайте. Подробнее уточняйте у менеджера.
0 - хотят прочитать|0 - прочитали
  • Автор:
    Клайв Льюис
  • Язык:
    Русский
  • Издательство:
    ООО «ИТ»
  • Год издания:
    2010
  • Обложка:
    Мягкая
  • Артикул:
    13585
Цитаты из книги: 16
Внимание! Цитаты могут содержать спойлеры...
Если вы не хотите, что бы другие знали, как вы напуганы, самое мудрое - молчать: голос вас выдаст.
Внезапная боль прекрасно может развеять злые чары.
Когда полиция, явившись, не обнаружила ни льва, ни дыры, ни уголовников, но увидела директоршу, начались расспросы; и очень многое выяснилось, и человек десять выгнали. А друзья директорши поняли, что ей это место не подходит, и перевели её в инспекторы, чтобы она руководила другими директорами. Когда же они подметили,…
– Разве он не… умер? – спросил Юстэс, глядя на Аслана. – Да, – спокойно ответил Аслан, и Джил показалось, что он улыбается. – Он умер. Многие умерли. Даже я. Живых гораздо меньше.
ду править страной, как велит мне она , моя королева. Её слова будут мне законом, а моё слово будет законом людям, которых мы победим. – В том мире, откуда я пришла, – сказала Джил, – таких мужчин называют подкаблучниками. – Поверьте, когда у вас будет муж, вы будете думать иначе, – сказал рыцарь так, словно считал свои…
– Кто это? – спросил Хмур, а Джил удивилась, как у него хватило духу, все ведь очень долго молчали. – Это – Отец Время, бывший король Наземья, – сказал страж. – Он опустился в Королевство Глубин и заснул. Ему снится всё, что происходит наверху. Многие спускаются вниз, но немногие поднимаются наверх, к солнцу. Говорят, он…
Никто не назовет кентавра смешным, если увидит его. Они величавы и мудры (мудрости их научили звезды), редко веселятся, еще реже гневаются; но гнев их ужасен, как девятый вал.
Путь после первого привала — как школа после каникул или поезд после пересадки — непременно становится другим
Suppose we have only dreamed, or made up, all those things—trees and grass and sun and moon and stars and Aslan himself. Suppose we have. Then all I can say is that, in that case, the made-up things seem a good deal more important than the real ones. Suppose this black pit of a kingdom of yours is the only world. Well, it…
Лев плакал огромными львиными слезами, каждая из которых дороже всей земли, даже если бы та стала одним огромным алмазом.
— Хотел бы я знать, — сказал Хмур, — совершил ли кто-нибудь из нашего верхнего мира такое путешествие? — Многие отчаливали от блеклых берегов, — начал страж, — но… — Да-да, знаю, — прервал его Хмур, — но немногие вернулись наверх, к солнцу. Незачем твердить это без конца. Я смотрю, это у вас вроде навязчивой идеи!
Надеюсь, я не свалюсь в обморок... и не зареву... и вообще.
Весьма уважаемый квакль-бродякль. Весьмакль уважакль.
Путь после первого привала словно школьное утро после перемены или путешествие по железной дороге после пересадки – непременно становится другим.
По торжественному выражению его сероватого лица можно было сразу догадаться, что он серьезно относится к жизни.
Как ни странно, чем больше ты хочешь спать, тем дольше не ложишьмя, особенно если на твое счастье есть камин.
Показать еще
  • Произведений: 7

Комментарии и отзывы:

Комментарии и отзывы: