3.7277
  • Автор:
    Натаниель Готорн
  • Язык:
    Русский
  • Издательство:
    ООО «ИТ»
  • Артикул:
    8165
  • Произведений: 2
Все книги автора: 2
2 $
В наличии
3.7/3.2K
Цитаты из книги: 18
Внимание! Цитаты могут содержать спойлеры...
Какая тюрьма может быть темнее собственного сердца? Какой тюремщик неумолимее к нам, чем мы сами?
– Встречайте своих покупателей с веселым видом и улыбайтесь им со всей любезностью, подавая то, что они попросят! Залежавшийся товар, если вы подадите его с добродушной, теплой, солнечной улыбкой, покажется им лучше, чем самый свежий, но сунутый в руки с суровым видом.
Люди, которым нелюдимость или неловкость мешают принять надлежащее участие в шумной деятельности общества, смотрят с неподдельным удивлением на людей, которые являются настоящими действующими лицами на сцене мира; и до такой степени непонятны им эта решимость и энергичность, что они готовы в угоду своему самолюбию уверять…
Мы во всем зависим от людей несуществующих. Мы читаем книги мертвых людей, мы смеемся над шутками мертвых людей и плачем от их пафоса; мы больны болезнями мертвых людей, физическими и нравственными. Что бы мы ни задумали сделать по собственному усмотрению, холодная рука мертвого человека вмешивается в наши замыслы.…
Но не бывает человеческого поступка более редкого, несмотря на все несправедливости и провокации, чем лишение собственных родственников наследства. Люди могут любить других куда сильней, чем почитать родственников, - к последним они могут питать отвращение вплоть до ненависти, - и все же на пороге смерти оживает…
Люди, изгнанные из родной страны или странствующие на чужбине, даже если и оказываются среди лучшего общественного устройства, ничего так не желают, как вернуться назад.
Он, вероятно, привык к печальному однообразию жизни, которая не столько протекала ручьем, сколько собиралась в лужу вокруг его ног.
Так называемый поэтический взгляд на мир - это способность прозревать в пёстром жизненном потоке красоту и величие, насильственно облачённые в грязное рубище.
Огонь озаряет радостным светом целый круг людей перед камином, но к чему ему знать характер одного из них?
Человек счастливый не стремится вырваться из привычной обстановки.
Эти странники очень чувствительны ко всякой доброте, которая встречается им на дороге жизни.
Мне кажется ясным, как белый день, что эти кучи кирпича и камня или массы тяжелых бревен, которые люди называют своими домами, по сути, свой камень преткновения на пути человеческого счастья и совершенствования. Душе нужен простор и частые перемены.
— Во имя здравого смысла, — сказал брюзгливо старый джентльмен, — что может быть для человека лучше его комнаты и камина? — Эти вещи вовсе не имеют того достоинства, какое им приписывают, — возразил Клиффорд. — Мне кажется, что благодаря удобствам переезда с места на место мы когда-нибудь снова вернемся к странствующей…
— Неужели мы никогда не отделаемся от влияния прошлого? — Оно лежит на настоящем, как труп какого-то великана!
В самом деле, какая тюрьма может быть темнее собственного сердца? Какой тюремщик неумолимее к нам, чем мы сами?
How wonderfully responsive to every emotion of the human soul.
судья всегда внушал ему инстинктивный страх, который свойственен слабым, нежным и чутким натурам в присутствии грубой силы.
Только странен и непостижим этот мир! Чем больше я в него всматриваюсь, тем больше он меня озадачивает. Мужчины, женщины, дети - все мы такие странные создания! Невозможно быть уверенным, что знаешь человека, и угадать, кем он был, по тому, кем он кажется.
Показать еще

Комментарии и отзывы:

Комментарии и отзывы: