• Автор:
    Алексей Толстой
  • Язык:
    Русский
  • Издательство:
    ООО «ИТ»
  • Артикул:
    7974
  • Произведений: 8
Все книги автора: 8
1 $
В наличии
0/0
1 $
В наличии
0/0
1 $
В наличии
0/0
1 $
В наличии
4/1.3K
Показать все книги автора...
Цитаты из книги: 25
Внимание! Цитаты могут содержать спойлеры...
У вас каждый тянет врозь, а до государства никому дела нет, одному прибытки дороги, другому честь, иному — только чрево набить… Народа такого дикого сыскать можно разве в Африке. Ни ремеслов, ни войска, ни флота… Одно — три шкуры драть, да и те худые.
Что за Россия, заклятая страна, - когда же ты с места сдвинешься?
Иноземцы, бывавшие в Кремле, говорили с удивлением, что, не в пример Парижу, Вене, Лондону, Варшаве или Стокгольму, царский двор подобен более всего купеческой конторе. Ни галантного веселья, ни балов, ни игры, ни тонкого развлечения музыкой. Золотошубые бояре, надменные князья, знаменитые воеводы только и толковали в…
Бог человека создал, чтобы тот думал.
Мальчишка пойдет далеко, предан, как пес, умен, как бес.
- Никита, - обернулся, - тебя поставить воеводой, воровать будешь? Никита Демидов, не отходя от двери, осторожно вздохнул: - Как обыкновенно, Петр Алексеевич, - должность такая.
не полки ему водить — сидеть в беседке, записывать в тетради счастливые мысли
Слезами пленников были политы эти степи, — из века в век миллионы русских людей проходили здесь, уводимые татарами в неволю, — на константинопольские галеры, в Венецию, Геную, Египет…
Россия — прекрасная страна, русские — трудолюбивый и богобоязненный народ, женщины в России — восхитительны. В Европе несколько удивлены настойчивым стремлением русских воспринимать наши обычаи, нашу одежду. России самим богом указано обратить взоры на Азию. Привести к подножию царского престола бесчисленное множество…
– Конфузия – урок добрый… Славы не ищем… И еще десять раз разобьют, потом уж мы одолеем.
Разве значение королевы можно сравнивать с могуществом фаворитки? Королева - это лишь жертва династических связей. Перед королевой склоняют колени и спешат к фаворитке, потому что жизнь - это политика, а политика - это золото и слава.
Указ, что ли, какой-нибудь дать страшный? Перевешать, перепороть... Но кого, кого? Враг невидим, неохватим, враг - повсюду, враг - в нем самом...
У нас не вор — значит, глуп, и честь — не в чести, честь только б над другими величаться
Андрюшка, облокотясь, глядел на звезды. Что это были за огоньки, рассыпанные густо по темнолиловой тверди, очень ли они далеко, и зачем они там горят - он не знал и не думал об этом. Но оттуда лился в душу его покой.
... дороже всего знать что счастье - долговечно. Что мне в этих нарядах, в этих дорогих зеркалах, если нет уверенности...
Какой была, - сонной, нищей, неповоротной, такой и лежит Россия. Какой там стыд! Стыд у богатых, у сильных... А тут непонятно, какими силами растолкать людей, продрать им глаза... Люди вы, или за тысячу лет, истеча слезами, кровью, отчаявшись в правде и счастье, - подгнили как дерево, склонившееся на мхи? Черт привел…
— А табак? В каких книгах читано — человеку глотать дым? У кого дым-то из пасти? Чаво? За сорок за восемь тысяч рублев все города и Сибирь вся отданы на откуп англичанину Кармартенову — продавать табак. И указ, чтобы эту адскую траву-никоциану курили… Чьих рук это дело? А чай, а кофей? А картовь, — тьфу, будь она…
Живуч... И даже не хилым телом живуч, а неугасимым желанием уйти из мрака... Будто лезет, ободранный, голодный, через бурелом, через страшные места, - год за годом, версты за верстами, - веря, что где-то - светлый край, куда он все-таки придет, продерется сквозь жизнь.
Лесоторговец, англичанин Сидней, говорил сквозь зубы: - Страна, где население добывает себе пропитание плутовством, есть дурная страна... Русские купцы молятся богу, чтобы помог им ловчее обмануть, они называют это ловкостью. О, я хорошо знаю эту проклятую страну... Сюда нужно приходить с оружием под полой...
Из светлицы одна дверь - в монастырь.
Лучи солнца били из глубоких оконниц под пестрыми сводами Грановитой палаты. Все молчали, сложив руки, потупив глаза. Покой лишь возмущался крылатой тенью от голубя, садившегося снару-жи на оснеженную оконницу. Жар шел от синей муравленой печи, пахло ладаном и воском. Было первым и важнейшим делом – так сидеть в…
Все двусмысленно, все, как мховое болото,зыбко. Остается одно: ни о чем не думать, повесить голову, как побитому псу, и - верить, брюхом верить. А если не верится? Если думается? Мыслей не задавить, не угасить, - мигают зарницами. Это тоже, значит, от антихриста? Мысли - зарницы антихристовы?
Видно, их мать, покойница, всю кровь свою по капельке отдала, всю душу разорвала, - хотела счастья детям. В зимние вьюги, бывало, в дымной избе жужжит веретеном, глядит на светец - горящую лучину - страшными, как пропасть, глазами. Маленькие посапывают на печи, шуршат в щелях тараканы, да воет над соломенной крышей вьюга…
Ах, никто не понимал: даже не царского трона, не власти хотела Анна Ивановна, - власть беспокойна, ненадежна... Нет, только прочности, опрятности, приличия...
Богатый и важный, грозный золотом и пушками, европейский берег с презрительным недоумением вот уже более столетия глядел на берег восточный, как господин на раба...
Показать еще

Похожие книги:

Возможно вам понравятся эти книги:

Комментарии и отзывы:

Комментарии и отзывы: