4.21290

Шум времени

  • Язык:
    Русский
  • Издательство:
    ООО «ИТ»
  • Год издания:
    2016
  • Тираж:
    3000
  • Возраст
    16+
  • Артикул:
    17121
0 - хотят прочитать|0 - прочитали
Джулиан Барнс – британский писатель, лауреат Букеровской премии. Первыми литературными опытами выпускника Оксфордского университета стали детективные романы, которые он создавал под творческим псевдонимом Ден Каван. Первый роман автора, «Метроленд», в котором он вел рассказ о бунтарском поколении 60 – х годов,  был удостоен престижной премии Сомерсета Моэма. Настоящим успехом стал следующий роман – антиутопия «История мира в 10½ главах, в котором автор попытался ответить на ряд  вопросов философ
Показать еще...
  • Автор:
    Джулиан Барнс
  • Язык:
    Русский
  • Издательство:
    ООО «ИТ»
  • Год издания:
    2016
  • Возраст
    16+
  • Артикул:
    17121
Цитаты из книги: 21
Внимание! Цитаты могут содержать спойлеры...
Если же иронией пренебрегают, она сгущается до сарказма. И какой тогда от нее толк? Сарказм - это ирония, потерявшая душу.
В идеале молодой человек не должен быть ироничным. У молодых ирония препятствует развитию, притупляет воображение. Жизнь лучше начинать с открытым забралом, с верой в других, с оптимизмом, с доверительностью ко всем и во всем. А уж потом, придя к пониманию вещей и людей, можно культивировать в себе ироничность.…
Чехов говорил, что перепробовал все жанры, кроме доносов
У творческих личностей это не редкость: тех, кто преувеличивает собственную значимость, настигает тщеславие, а остальных - разочарование.
В еврейской народной традиции маской отчаяния служит танец. А здесь маской правды сделалась ирония. Потому что на нее слух тирана обычно не настроен
По его наблюдениям, грубость и тирания всегда идут рука об руку
Кто-то из знакомых показал ему гимнастику для интеллигенции. Разбрасываешь по полу коробок спичек, а потом наклоняешься и по одной собираешь
Естественный ход человеческой жизни - от оптимизма к пессимизму, а ироничность помогает смягчить пессимизм, помогает достичь равновесия, гармонии
Чистота рабоче-крестьянской крови ценилась у советской власти не меньше, чем арийская у нацистов.
На будущее мы возлагаем слишком уж большие надежды, все ждем, что оно поспорит с настоящим.
Что можно противопоставить шуму времени? Только ту музыку, которая у нас внутри, музыку нашего бытия, которая у некоторых преобразуется в настоящую музыку. Которая, при условии, что она сильна, подлинна и чиста, десятилетия спустя преобразуется в шепот истории.
Чехов говорил, что перепробовал все жанры, кроме доносов.
Композиторы нынче бывают только двух сортов: либо живые и запуганные, либо мертвые.
Сам он - человек скованный, а тянется всегда к бойким женщинам. Не отсюда ли проистекают его неудачи?
История повторилась дважды: первый раз в виде фарса, второй - в виде трагедии.
Но одно из множества житейских разочарований заключается в в том, что жизнь - это не роман Мопассана. Скорее, это сатирическая повесть Гоголя.
Годом ранее одна молодая сотрудница советского консульства выпрыгнула из окна и попросила политического убежища. А теперь в течение всего конгресса на тротуаре у гостиницы «Уолдорф-Астория» топтался некто с плакатом: «Шостакович! Прыгай из окна!»
Теперь не только созданная им музыка стала мишенью критики, но и его существование как таковое подвергалось редакционному неодобрению
Производительность творческого труда оценивалась бюрократами так же, как производительность любого другого труда: по выполнению или невыполнению спущенных сверху норм
Так что в следующий раз, когда понаедут из своих безопасных, богатых стран, пусть нотной бумаги побольше везут.
Если обстановка выходит из-под контроля, надо брать контроль на себя, где только возможно. Даже в мелочах.
Показать еще
Рецензии читателей: 33
Гость
Всего рецензий: 1
22.09.2021 20:53
Первое, что бросилось мне...

Первое, что бросилось мне в глаза об этой книге - как она похожа на произведения Шостаковича. Пронизанная тревогой, с не покидающим чувством надвигающейся со всех сторон опасности, она незамедлительно переносит тебя в \"то самое время\". Одно дело, написать хорошую биографию композитора, совсем другое - прочувствовать его, его творчество, его время настолько, что это передается в такте прозы, в словах, в выражениях. И да, это со стороны, но это именно о нас. Это человек против режима, но не тот, у кого есть силы протествовать, а тот, по которому проехались тракторыми гусеницами. А ведь снаружи он прославляемый человек, лауреат всевозможных премий, но внутри - сломленный машиной власти, спряташий себя в самый дальний угол своей души. Барнс прав: тому, кто этого не пережил, невозможно этого прочувствовать, невозможно поставить себя на место этого человека, но эта книга несомненно позволяет хоть на маленький шажок к этому приблизиться.

Первое, что бросилось мне в глаза об этой книге - как она похожа на произведения Шостаковича. Пронизанная тревогой, с не покидающим чувством надвигающейся со всех сторон опасности, она незамедлительно переносит тебя в \"то самое время\". Одно дело, написать хорошую биографию композитора, совсем другое - прочувствовать его, его творчество, его время настолько, что это передается в такте прозы, в словах, в выражениях. И да, это со стороны, но это именно о нас. Это человек против режима, но не тот, у кого есть силы протествовать, а тот, по которому проехались тракторыми гусеницами. А ведь снаружи он прославляемый человек, лауреат всевозможных премий, но внутри - сломленный машиной власти, спряташий себя в самый дальний угол своей души. Барнс прав: тому, кто этого не пережил, невозможно этого прочувствовать, невозможно поставить себя на место этого человека, но эта книга несомненно позволяет хоть на маленький шажок к этому приблизиться.

22.09.2021 в 20:53
Гость
Всего рецензий: 2
22.09.2021 20:53
Трудно поверить, что впервые...

Трудно поверить, что впервые услышала о Джулиане Барнсе четыре года назад. Теперь кажется, что знала его всегда. И тем не менее, раньше начала две тысячи семнадцатого, когда Настя Завозова поделилась книжными итогами предыдущего года, этого просто не могло быть, потому что книга написана в две тысячи шестнадцатом. Прочла тогда ее обзор, и мысли не допустив о возможности читать книгу. Потому что где я, а где Шостакович?Нет, решила, \"Шум времени\" не для меня, но имя писателя, которого лучший книжный обозреватель назвала любимым, запомнила. Взялась слушать аудиокнигу \"Любовь и так далее\", да так и не сумела. Опыта слушания аудио у меня тогда почти не было, а чтение Ирины Ерисановой, при всем уважении к Ирине Александровне, без ускорения и теперь воспринимать не могу. И нет, не оставила попыток читать Барнса, чему теперь только рада. Потому что \"Историю мира в 10, 1/2 главах\" одолела уже полностью.А потом было \"Глядя на солнце\", и я влюбилась. Просто насмерть, раз - и рухнула в любовь и после уж много всего читала, некоторые вещи в оригинале. Когда дочь спросила, как мне Барнс и знаю ли \"The Noise of Time\", она по учебе читает - ответила: мой, но на книгу про Шостаковича до сих пор не решилась. А давай мне тоже, - говорю. И взяла на английском. Знаю, что перевод Елены Петровой очень хорош, но захотелось прочесть именно так, как написано.И нет, любовь к \"Шуму времени\" не выскочила передо мной как убийца из-за угла, большая часть этой небольшой книги воспринималась спокойно. Вот биография необычайно музыкально одаренного вундеркинда, шедшего к своей музыке, невзирая на трудности революции, гражданской войны, разрухи с настойчивостью и упорством. Вот работа тапером в кинотеатре, первая любовь и первый оглушительный успех, а вот первая травля за \"Леди Макбет Мценского уезда\". Странно, я была уверена, что \"Катерина Измайлова\" писалась под вокальные способности Галины Вишневской, а ей в тридцать втором, когда Шостаковича травили за \"Леди Макбет\", было шесть лет. И первый страх: за себя, за близких, которые легко могут сделаться родственниками врага народа. Случись такое, жену отправят в лагерь, детей в спецдетдома. Как это в нас глубоко сидит. А после уж ничего не оставалось, кроме как наступить на горло собственной песне и приводить свое творчество в соответствие с ленинской максимой \"Искусство принадлежит народу\". Это как, умея летать, самому себе обрезать крылья. Которые отрастают время от времени и нужно снова резать, раз за разом. Жизнь как качели: новый виток травли, очередное \"поздравляю, прогнувшись\", высочайшая похвала и премия, опять рискнуть позволить себе быть собой, новый виток травли, и все по кругу. Каждый раз оставляя на прутьях окровавленной клетки куски своего дара, которых уже не вернуть. И остается переживать, что Славе Ростроповичу позволено купить \"бьюик\", а ему, Дмитрию Дмитриевичу только \"Победу\", разменивая дар божий на очередную порцию кинояичницы. Барнс лучший, к финалу книги тебя размалывает жерновами государственной машины давления и подавления в мелкую труху. Но таки да, масштаб музыкального гения Шостаковича был немыслимым. Прочитав, обменивались с дочерью впечатлениями, она спросила, что мне больше всего понравилось в романе, и пока я формулировала мысль о прокрустовом ложе, в которое тоталитаризм и деспотия укладывают творца, сама ответила: \"Мне как ему в Америке кричали: \"Шости, прыгай в окно!\"

Трудно поверить, что впервые услышала о Джулиане Барнсе четыре года назад. Теперь кажется, что знала его всегда. И тем не менее, раньше начала две тысячи семнадцатого, когда Настя Завозова поделилась книжными итогами предыдущего года, этого просто не могло быть, потому что книга написана в две тысячи шестнадцатом. Прочла тогда ее обзор, и мысли не допустив о возможности читать книгу. Потому что где я, а где Шостакович?Нет, решила, \"Шум времени\" не для меня, но имя писателя, которого лучший книжный обозреватель назвала любимым, запомнила. Взялась слушать аудиокнигу \"Любовь и так далее\", да так и не сумела. Опыта слушания аудио у меня тогда почти не было, а чтение Ирины Ерисановой, при всем уважении к Ирине Александровне, без ускорения и теперь воспринимать не могу. И нет, не оставила попыток читать Барнса, чему теперь только рада. Потому что \"Историю мира в 10, 1/2 главах\" одолела уже полностью.А потом было \"Глядя на солнце\", и я влюбилась. Просто насмерть, раз - и рухнула в любовь и после уж много всего читала, некоторые вещи в оригинале. Когда дочь спросила, как мне Барнс и знаю ли \"The Noise of Time\", она по учебе читает - ответила: мой, но на книгу про Шостаковича до сих пор не решилась. А давай мне тоже, - говорю. И взяла на английском. Знаю, что перевод Елены Петровой очень хорош, но захотелось прочесть именно так, как написано.И нет, любовь к \"Шуму времени\" не выскочила передо мной как убийца из-за угла, большая часть этой небольшой книги воспринималась спокойно. Вот биография необычайно музыкально одаренного вундеркинда, шедшего к своей музыке, невзирая на трудности революции, гражданской войны, разрухи с настойчивостью и упорством. Вот работа тапером в кинотеатре, первая любовь и первый оглушительный успех, а вот первая травля за \"Леди Макбет Мценского уезда\". Странно, я была уверена, что \"Катерина Измайлова\" писалась под вокальные способности Галины Вишневской, а ей в тридцать втором, когда Шостаковича травили за \"Леди Макбет\", было шесть лет. И первый страх: за себя, за близких, которые легко могут сделаться родственниками врага народа. Случись такое, жену отправят в лагерь, детей в спецдетдома. Как это в нас глубоко сидит. А после уж ничего не оставалось, кроме как наступить на горло собственной песне и приводить свое творчество в соответствие с ленинской максимой \"Искусство принадлежит народу\". Это как, умея летать, самому себе обрезать крылья. Которые отрастают время от времени и нужно снова резать, раз за разом. Жизнь как качели: новый виток травли, очередное \"поздравляю, прогнувшись\", высочайшая похвала и премия, опять рискнуть позволить себе быть собой, новый виток травли, и все по кругу. Каждый раз оставляя на прутьях окровавленной клетки куски своего дара, которых уже не вернуть. И остается переживать, что Славе Ростроповичу позволено купить \"бьюик\", а ему, Дмитрию Дмитриевичу только \"Победу\", разменивая дар божий на очередную порцию кинояичницы. Барнс лучший, к финалу книги тебя размалывает жерновами государственной машины давления и подавления в мелкую труху. Но таки да, масштаб музыкального гения Шостаковича был немыслимым. Прочитав, обменивались с дочерью впечатлениями, она спросила, что мне больше всего понравилось в романе, и пока я формулировала мысль о прокрустовом ложе, в которое тоталитаризм и деспотия укладывают творца, сама ответила: \"Мне как ему в Америке кричали: \"Шости, прыгай в окно!\"

Источник

Показать полностью...
22.09.2021 в 20:53
Гость
Всего рецензий: 3
22.09.2021 20:53
Если бы у мира...

Если бы у мира вокруг меня была диафрагма, она бы перестала сокращаться, как только я открыла первую страницу Книги. Вокруг меня не существовало ничего, кроме слов, которые причудливо танцевали около моих ушей. Затем они падали подле меня и разбивались хрустальными крупицами истории самых тяжелых времён нашей страны.Таких невыносимых времён, когда боишься тишины, а спать ложишься одетым. Потому что когда за тобой придут (не если, а именно когда) придётся одеваться, и тогда ты разбудишь жену. Таких отчаянно печальных, что готов пойти на сделку со своей совестью лишь бы тебя и твоё окружение никогда больше не потревожили. Для меня до сих пор остаётся загадкой, как так получилось, что человек, никогда не живший в те времена в СССР, смог создать подобный шедевр. Воспринимать это произведение как биографию Шостаковича не стоит, это не она. Это попытка понять, что чувствовал человек в его положении. Некий собирательный образ интеллигентных людей, понимавших весь ужас положения и удерживающихся на плаву только за счёт множества \"соглашений\" с сильными мира сего. Деятели искусства, как известно, служат любой власти. Вот как раз завесу этого \"служения\" автор нам и приоткрывает. Знаете, иногда в жизни бывает такое ощущение, что чуть тронь воздух вокруг себя, и всё рассыплется. Вот такое ощущение создалось у меня от этой Книги. Я одновременно хотела, чтобы она закончилась, но при этом что-то в ней притягивало меня просто гигантским магнитом.Если вы вдруг ещё не читали этот шедевр, то от души его рекомендую. Это действительно 10/10.

Если бы у мира вокруг меня была диафрагма, она бы перестала сокращаться, как только я открыла первую страницу Книги. Вокруг меня не существовало ничего, кроме слов, которые причудливо танцевали около моих ушей. Затем они падали подле меня и разбивались хрустальными крупицами истории самых тяжелых времён нашей страны.Таких невыносимых времён, когда боишься тишины, а спать ложишься одетым. Потому что когда за тобой придут (не если, а именно когда) придётся одеваться, и тогда ты разбудишь жену. Таких отчаянно печальных, что готов пойти на сделку со своей совестью лишь бы тебя и твоё окружение никогда больше не потревожили. Для меня до сих пор остаётся загадкой, как так получилось, что человек, никогда не живший в те времена в СССР, смог создать подобный шедевр. Воспринимать это произведение как биографию Шостаковича не стоит, это не она. Это попытка понять, что чувствовал человек в его положении. Некий собирательный образ интеллигентных людей, понимавших весь ужас положения и удерживающихся на плаву только за счёт множества \"соглашений\" с сильными мира сего. Деятели искусства, как известно, служат любой власти. Вот как раз завесу этого \"служения\" автор нам и приоткрывает. Знаете, иногда в жизни бывает такое ощущение, что чуть тронь воздух вокруг себя, и всё рассыплется. Вот такое ощущение создалось у меня от этой Книги. Я одновременно хотела, чтобы она закончилась, но при этом что-то в ней притягивало меня просто гигантским магнитом.Если вы вдруг ещё не читали этот шедевр, то от души его рекомендую. Это действительно 10/10.

22.09.2021 в 20:53
Гость
Всего рецензий: 4
22.09.2021 20:53
Один из лучших философско-биографических...

Один из лучших философско-биографических романов последнего времени. Я уже встречался с работами Джулиана Барнса и оценивал его талант, но никогда бы не подумал, что сможет написать такой зачетный для меня роман в классическом русском стиле! Даже тут, в обычно тексте в середине романа мы случайно натыкаемся на цитату из стихотворения Пушкина \"Брожу ли я вдоль улиц шумных\".И пусть этот роман совсем небольшой и прочитать его можно за один вечер, он получился таким глубоким, что в действиях и мыслях одного описанного здесь человека отражается шум всей советской эпохи, \"Шума времени\" - кстати, это название взято сюда не просто так, а, как говорится, по поводу! Ведь название романа полностью повторяет автобиографическое произведение Осипа Мандельштама. Трех небольших разделов за глаза хватило полноценно осветить главного героя - знаменитого композитора с мировым именем Дмитрия Дмитриевича Шостаковича. Как три жизненных кита в неповторимой судьбе героя.Да, роман уместился в двести страниц, но они написаны на одном нерве. У меня сложилось при чтении два основных обманчивых ощущения: роман писал русский человек, глубоко знакомый с нашей классикой, и \"автор написал роман о человеке, которого знал лично, тот молчит о себе, а автор своей работой захотел объяснить всему миру, почему судьба этого человека сложилась именно таким, неожиданным образом.После прочтения я понял, что если такие \"крамольные\" мысли закрались в мою голову, то это только означает одно - автор продемонстрировал свой высший пилотаж, приехав на \"чужую территорию и утерев нос местным папашам мюллерам\". В этой одной фразе сказано все. И как может случаться скачок - переход на новый level - свою версию, предложил Барнс в этом романе. Каждому человеку нужно иногда делать выбор, который меняет всю его последующую жизнь. Автор предподнес нам на блюдечке два таких эпизод из жизни одного из самых талантливых композиторов двадцатого века.И все равно, запомнится для обывателя самое яркое - не те отписки, которые не глядя он подписывал, работая первым секретарем Союза композиторов СССР. Для меня Шостакович - это знаменитая Ленинградская Симфония и, конечно, же торжественный вальс. И снова, как и автор обращусь к Пушкину: \"И от судеб защиты нет\"...Нет, может, лучше, вспомним вместе задорную музыку утренней гимнастики и слова диктора \"Выпрямитесь, голову повыше, плечи слегка назад, вдохните, на месте шагом марш…\" - представьте, и их я нашел в этом романе!Прочитано в рамках квеста в игре \"Собери их всех\"

Один из лучших философско-биографических романов последнего времени. Я уже встречался с работами Джулиана Барнса и оценивал его талант, но никогда бы не подумал, что сможет написать такой зачетный для меня роман в классическом русском стиле! Даже тут, в обычно тексте в середине романа мы случайно натыкаемся на цитату из стихотворения Пушкина \"Брожу ли я вдоль улиц шумных\".И пусть этот роман совсем небольшой и прочитать его можно за один вечер, он получился таким глубоким, что в действиях и мыслях одного описанного здесь человека отражается шум всей советской эпохи, \"Шума времени\" - кстати, это название взято сюда не просто так, а, как говорится, по поводу! Ведь название романа полностью повторяет автобиографическое произведение Осипа Мандельштама. Трех небольших разделов за глаза хватило полноценно осветить главного героя - знаменитого композитора с мировым именем Дмитрия Дмитриевича Шостаковича. Как три жизненных кита в неповторимой судьбе героя.Да, роман уместился в двести страниц, но они написаны на одном нерве. У меня сложилось при чтении два основных обманчивых ощущения: роман писал русский человек, глубоко знакомый с нашей классикой, и \"автор написал роман о человеке, которого знал лично, тот молчит о себе, а автор своей работой захотел объяснить всему миру, почему судьба этого человека сложилась именно таким, неожиданным образом.После прочтения я понял, что если такие \"крамольные\" мысли закрались в мою голову, то это только означает одно - автор продемонстрировал свой высший пилотаж, приехав на \"чужую территорию и утерев нос местным папашам мюллерам\". В этой одной фразе сказано все. И как может случаться скачок - переход на новый level - свою версию, предложил Барнс в этом романе. Каждому человеку нужно иногда делать выбор, который меняет всю его последующую жизнь. Автор предподнес нам на блюдечке два таких эпизод из жизни одного из самых талантливых композиторов двадцатого века.И все равно, запомнится для обывателя самое яркое - не те отписки, которые не глядя он подписывал, работая первым секретарем Союза композиторов СССР. Для меня Шостакович - это знаменитая Ленинградская Симфония и, конечно, же торжественный вальс. И снова, как и автор обращусь к Пушкину: \"И от судеб защиты нет\"...Нет, может, лучше, вспомним вместе задорную музыку утренней гимнастики и слова диктора \"Выпрямитесь, голову повыше, плечи слегка назад, вдохните, на месте шагом марш…\" - представьте, и их я нашел в этом романе!Прочитано в рамках квеста в игре \"Собери их всех\"

22.09.2021 в 20:53
Гость
Всего рецензий: 5
22.09.2021 20:53
Книга так себе. Во-первых,...

Книга так себе.

Книга так себе.

Во-первых, мне не особенно интересен Шостакович. Во-вторых, отлично описанные особенности жизни в СССР при Сталине и Хрущёве я представляю себе не хуже Барнса.

В этом смысле осталось непонятным, для кого это написано: наши люди это всё и сами знают, а иностранцам вряд ли интересно.Барнс писать умеет. В книге полно хороших цитат.

Ближе к концу Барнс всё больше становится тем Барнсом, которого я люблю. Так у него всегда бывает: чем более речь заходит о смерти, тем интереснее пишет. Или просто это лично мне это интересно? Как-никак скоро в ящик, актуально это всё.Поразительно, но создаётся полное впечатление, что написал русский человек! Откуда знает Барнс все тонкости нашей жизни? Обалдеть как точно он описал атмосферу страха и \"добровольного принуждения\":

Мне кажется, ни в одной западной стране ничего подобного не было, по крайней мере за последние лет 200-300. Откуда знает? Угробил на изучение несколько лет жизни своей? Разговоры про изучение русского языка не убеждают.

Сомневаюсь, что Шостакович использовал столько цитат из русской классической литературы в речи или в мыслях. Думаю, ему было некогда изучать Гоголя или Чехова: звук музыки в мозгу мешает чтению. Думаю, это голос Барнса, а не Шостаковича. А уж о книге \"Маленков Г. М., «Типическое в искусстве как исключительное»\" я и не слышал. Неужели и её перевели для Барнса?

Видимо, у автора был русский консультант, которого он по каким-то причинам не упоминает. А ведь это должен быть практически соавтор.

Единственная ошибка в тексте такая:

География учит нас, что Анапа стоит не в Крыму.Непрерывно сыплет автор известными и не очень именами -- русскими и иностранными -- композиторов, музыкантов, поэтов, писателей, художников, политиков и ещё бог знает чьими.

Не верю, что нормальный человек, а тем более живущий за пределами России, может знать музыковеда Хубова и дирижера Целиковского. Выпендривается Барнс? Энциклопедий начитался? Или просто изобрёл этих людей?

В самом конце автор сослался на два-три источника. Может быть, всё оттуда, не знаю.Всё время чтения меня не покидал вопрос: а не переворачивается ли Шостакович в гробу?

Ясно, что это не биография, а роман. И всё же одно дело когда пишем роман о Чебурашке. Совсем другое -- когда о реальном человеке. Откуда нам знать, о чём думал Шостакович в тот или иной период жизни? Не переврал ли автор всё на свете? Насколько его мысли и чувства соответствуют его герою?

Это большой вопрос.Ну и напоследок про текст, который мне попался.

В нём нет ни одной опечатки! Это большая редкость для электронной копии, и это огромный плюс.

В книге полно очень интересных авторских примечаний, но все они собраны в конце, а в тексте нет на них ссылок. Это огромный минус.

Кто-то аккуратно вычитал текст, но не озаботился комментариями. Странно это.Не очень моя книга, другие больше понравились. Но пусть Джулиан Барнс будет разным :)

Показать полностью...
22.09.2021 в 20:53
Гость
Всего рецензий: 6
22.09.2021 20:53

22.09.2021 в 20:53
Гость
Всего рецензий: 7
22.09.2021 20:53

22.09.2021 в 20:53
Гость
Всего рецензий: 8
22.09.2021 20:53
Спасибо russischergeist за рекомендацию...

Спасибо russischergeist за рекомендацию :)

Спасибо russischergeist за рекомендацию :)

22.09.2021 в 20:53
Гость
Всего рецензий: 9
22.09.2021 20:53
Первое, что нужно знать...

Первое, что нужно знать - это не биография в полном смысле слова. Скорее это похоже на дневник-размышление, причем описаны там не день за днем, а как будто самое запомнившееся, такой краткий итог нескольких лет жизни. Конечно, биографические факты здесь, безусловно, присутствуют, однако гораздо больше мыслей, ощущений, раздумий. Такой своеобразный поток сознания, который скачет от одного эпизода к другому, объединяя их и осмысляя произошедшее. Второе - и это самое удивительное - книга как будто написана советским человеком. Просто сумасшедшее проникновение в эпоху, ни у одного иностранного автора я такого не видела. Такое ощущение, что Барнс сам жил в это время, сам его прочувствовал.

Первое, что нужно знать - это не биография в полном смысле слова. Скорее это похоже на дневник-размышление, причем описаны там не день за днем, а как будто самое запомнившееся, такой краткий итог нескольких лет жизни. Конечно, биографические факты здесь, безусловно, присутствуют, однако гораздо больше мыслей, ощущений, раздумий. Такой своеобразный поток сознания, который скачет от одного эпизода к другому, объединяя их и осмысляя произошедшее. Второе - и это самое удивительное - книга как будто написана советским человеком. Просто сумасшедшее проникновение в эпоху, ни у одного иностранного автора я такого не видела. Такое ощущение, что Барнс сам жил в это время, сам его прочувствовал.

На самом деле, не первый раз думаю о том, что мы изучаем творчество композитора (муз.школу имею в виду), но совершенно не знаем о его жизни. Это касается не только Шостаковича. И если про классиков где-то как-то говорилось, то композиторы 20 века - белое пятно. Это не только Шостакович, это Стравинский, это Прокофьев, не говоря уже о тех, кто известен гораздо менее. Знакомых имен, на самом деле, в книге хватает - кроме политических деятелей - Гликман, Кабалевский, Хренников (прости господи!). Запомнился момент, когда в 37м году Шостакович ждал, что за ним придут, и точно так же ждал Ойстрах. Но ни за тем, ни за другим так и не пришли, хотя в подъезде Ойстраха забрали почти всех. Тяжелые годы, тяжелая история, но для чтения очень подходящая. Хотя бы для тех, кто так или иначе интересуется музыкой или хотя бы историей этого периода.Прочитано в рамках игры \"Книжное путешествие\"

Показать полностью...
22.09.2021 в 20:53
Гость
Всего рецензий: 10
22.09.2021 20:53
Меня удивляет, что спустя...

Меня удивляет, что спустя почти полвека после смерти выдающегося композитора в России о нем так и не написали, а в 2016г. в честь 110-летнего юбилея Шостаковича сделал это англичанин. В первую очередь я ждала от романа исторического и биографического соответствия. Но тщательное представление эпохи, уважение и, как мне казалось, недоступная для иностранцев точность романа, поражают. Роман разделен на три части которые соответствуют 10-12 годам жизни: в первой на лестничной площадке возле лифта Шостакович надеется встретить достойно своих «пожирателей смерти»; во второй в самолете композитор возвращается из штатов в союз; и в третьей несется вперед в персональном автомобиле. В каждой из частей главенствует одно чувство: страх, стыд, и, наконец, горькое сожаление и тоска. Части статичны, все время мы будто находимся в голове композитора, где и происходят события и не прекращается рефлексия, и трудно определить, от какого лица идет повествование. Шостакович называет себя трусом, и со стороны возможно так и выглядит, но как быть, если это единственный разумный выбор в такое время? Для трусости тоже нужна определенная доля храбрости, как бы иррационально не звучало, ведь он знал, что в конечном итоге многие отвернутся от него, не разглядев истинных внутренних переживаний и эмоций, а жизнь под гнетом собственной совести и презрения будет невыносима. Печально, что жить не становится легче ослаблением режима, когда больше не нужно бояться за свою жизнь, но моральная цена сделки между совестью и властью становятся все более высокой, а последствия неподъемными. Это не просто книга о Шостаковиче, а о человеке, запертом в ужасном времени. Жизнь композитора один из самых ярких и печальных примеров столкновения искусства и власти. А из романа просто кричат мерзкие этические вопросы. Но самый страшный о честности личной и честности художественной. Где проходит граница между ними и есть ли она? Можно ли остаться честным художником, продав душу дьяволу=партии? Сколько себя можно отдать на растерзание и унижение ради благополучия семьи и друзей? А как вы думаете?  Название для романа «Шум времени» Барнс прямо заимствует у автобиографических эссе Осипа Мандельштама, но несколько меняет смысл, у Барнса творчество (музыка в том числе) – единственное, что остается и «звучит» сквозь года ясно, несмотря на шум времени, у Мандельштама же шум - олицетворение стремительно меняющейся эпохи. Барнс был в СССР, любит Шостаковича, любит русскую литературу и хорошо ее знает (это демонстрируют многочисленные цитаты и отсылкам к литературным произведениям в романе), и даже изучал язык. Он проработал огромное количество информации: письма, воспоминания современников, печатные статьи и немногочисленные биографии, чтобы раскрыть всю многогранность личной трагедии Шостаковича, которому под страхом смерти приходилось лгать, предавать, иронизировать, хоронить свои способности. Невозможно не заметить, что роман выстроен так, будто это музыкальное произведение из трех частей, наполненных запутанными и шумными воспоминанями и внтуренними монологами, словно настоящий «сумбур» (ведь так заклеймили музыку композитора).  Я книгу очень хвалю, но у нее, как и у всех документальных романов-биографий есть один недостаток – психологические недостоверности. и это не зависит от того, написана она русским, или англичанином. Мы не можем достоверной точностью знать, какие мысли роились в определённое момент в голове у человека. Но это не делает книгу недостойной и менее прекрасной. К тому же для отечественных читателей эта книга сейчас может оказаться болезненно актуальной. Если вы живете и думаете, что лучшие времена впереди, что все станет лучше с приходом других людей к власти, а пока можно просто переждать и отсидеться тихо. Но вот спустя более чем полвека мы топчемся почти на том же месте. Разве что меры наказания стали менее жестокими с физической точки зрения, но более изощренными в моральном плане. Очень глубокая и не простая книга. Влюбляюсь в Барнса с каждой книгой все больше. 

Меня удивляет, что спустя почти полвека после смерти выдающегося композитора в России о нем так и не написали, а в 2016г. в честь 110-летнего юбилея Шостаковича сделал это англичанин. В первую очередь я ждала от романа исторического и биографического соответствия. Но тщательное представление эпохи, уважение и, как мне казалось, недоступная для иностранцев точность романа, поражают. Роман разделен на три части которые соответствуют 10-12 годам жизни: в первой на лестничной площадке возле лифта Шостакович надеется встретить достойно своих «пожирателей смерти»; во второй в самолете композитор возвращается из штатов в союз; и в третьей несется вперед в персональном автомобиле. В каждой из частей главенствует одно чувство: страх, стыд, и, наконец, горькое сожаление и тоска. Части статичны, все время мы будто находимся в голове композитора, где и происходят события и не прекращается рефлексия, и трудно определить, от какого лица идет повествование. Шостакович называет себя трусом, и со стороны возможно так и выглядит, но как быть, если это единственный разумный выбор в такое время? Для трусости тоже нужна определенная доля храбрости, как бы иррационально не звучало, ведь он знал, что в конечном итоге многие отвернутся от него, не разглядев истинных внутренних переживаний и эмоций, а жизнь под гнетом собственной совести и презрения будет невыносима. Печально, что жить не становится легче ослаблением режима, когда больше не нужно бояться за свою жизнь, но моральная цена сделки между совестью и властью становятся все более высокой, а последствия неподъемными. Это не просто книга о Шостаковиче, а о человеке, запертом в ужасном времени. Жизнь композитора один из самых ярких и печальных примеров столкновения искусства и власти. А из романа просто кричат мерзкие этические вопросы. Но самый страшный о честности личной и честности художественной. Где проходит граница между ними и есть ли она? Можно ли остаться честным художником, продав душу дьяволу=партии? Сколько себя можно отдать на растерзание и унижение ради благополучия семьи и друзей? А как вы думаете?  Название для романа «Шум времени» Барнс прямо заимствует у автобиографических эссе Осипа Мандельштама, но несколько меняет смысл, у Барнса творчество (музыка в том числе) – единственное, что остается и «звучит» сквозь года ясно, несмотря на шум времени, у Мандельштама же шум - олицетворение стремительно меняющейся эпохи. Барнс был в СССР, любит Шостаковича, любит русскую литературу и хорошо ее знает (это демонстрируют многочисленные цитаты и отсылкам к литературным произведениям в романе), и даже изучал язык. Он проработал огромное количество информации: письма, воспоминания современников, печатные статьи и немногочисленные биографии, чтобы раскрыть всю многогранность личной трагедии Шостаковича, которому под страхом смерти приходилось лгать, предавать, иронизировать, хоронить свои способности. Невозможно не заметить, что роман выстроен так, будто это музыкальное произведение из трех частей, наполненных запутанными и шумными воспоминанями и внтуренними монологами, словно настоящий «сумбур» (ведь так заклеймили музыку композитора).  Я книгу очень хвалю, но у нее, как и у всех документальных романов-биографий есть один недостаток – психологические недостоверности. и это не зависит от того, написана она русским, или англичанином. Мы не можем достоверной точностью знать, какие мысли роились в определённое момент в голове у человека. Но это не делает книгу недостойной и менее прекрасной. К тому же для отечественных читателей эта книга сейчас может оказаться болезненно актуальной. Если вы живете и думаете, что лучшие времена впереди, что все станет лучше с приходом других людей к власти, а пока можно просто переждать и отсидеться тихо. Но вот спустя более чем полвека мы топчемся почти на том же месте. Разве что меры наказания стали менее жестокими с физической точки зрения, но более изощренными в моральном плане. Очень глубокая и не простая книга. Влюбляюсь в Барнса с каждой книгой все больше. 

22.09.2021 в 20:53
Гость
Всего рецензий: 11
22.09.2021 20:53
Барнс написал роман по...

Барнс написал роман по мотивам возможной биографии первых двух третей двадцатого века, с Дмитрием Шостаковичем в роли действующего лица.

Барнс написал роман по мотивам возможной биографии первых двух третей двадцатого века, с Дмитрием Шостаковичем в роли действующего лица.

Текст, описывающий реальные действия Шостаковича, мешается с действиями возможными и даже предполагаемыми, периодически встречаются куски текста, которые легче отнести к голосу автора, нежели голосу кого-то из героев романа или времени. Распознать по ходу текста, чей голос звучит сейчас, трудно, остается лишь строить догадки. Но дочитав главу \"От автора\", и споткнувшись о его дерзкое: \"не нравится, читайте\" другой текст, я узнала интонацию многих рассуждений, встреченных в романе. Это были те самые запальчивые, громкие перебивки, так выделяющиеся на общем чуть приглушенном фоне повествования. И последнее предложение в книге и общий тон для меня звучат однозначно - автор писал книгу для себя, это его способ оборудовать себе площадку для высказываний, возможность поговорить. Судя по всему, задумка удалась. За шумом времени слышны громкий голос Барнса и его мнение, и фоном, помехами, шумами эфира - голос двадцатого века.

Показать полностью...
22.09.2021 в 20:53
Гость
Всего рецензий: 12
22.09.2021 20:53
Джулиану Барнсу было 70,...

Джулиану Барнсу было 70, когда он выпустил роман о Шостаковиче. Это размышления о правилах выживания в тоталитарном обществе, о том, как делается искусство.

Джулиану Барнсу было 70, когда он выпустил роман о Шостаковиче. Это размышления о правилах выживания в тоталитарном обществе, о том, как делается искусство.

22.09.2021 в 20:53
Гость
Всего рецензий: 13
22.09.2021 20:53
После ГОСов я решила,...

После ГОСов я решила, что с русской литературой XX в. покончено, и после долгого воздержания взялась за зарубежную современную.

После ГОСов я решила, что с русской литературой XX в. покончено, и после долгого воздержания взялась за зарубежную современную.

С творчеством Джулиана Барнса я хотела познакомиться давно (спасибо подкасту \"Книжный базар\"). И, конечно же, мой выбор пал на \"Шум времени\" - беллетризированную биографию Шостаковича. Видимо, от судьбы не уйдёшь :)

Прежде всего хотелось бы отметить очень качественные сноски. Жаль, конечно, что они идут в конце книги (возможно, в бумажном издании не так), но я читала их как отдельное произведение. И, как оказалось, пропустила множество сатирических отсылок на Советский Союз в своём дипломе ) Так что после прочтения заглянуть в сноски категорически советую.

Что касается книги - она невольно напомнила мне \"Горсть света\" Роберта Штильмарка. Слава Богу, не объёмом :) Ну и, конечно же, \"Симфонии\" Белого - Барнс стремился также организовать свою историю как музыкальное произведение: система лейтмотивов, которая выходит из одной мелодии и разворачивается, повторяясь и расширяясь одновременно.

Вообще, книга очень музыкальна - помимо сюжетного строя, в ней бесконечно упоминаются звуки, ноты, мелодии. Сами абзацы становятся музыкальными фразами.

О точности жизнеописания говорить, конечно, не приходится: книга в первую очередь - о самом Барнсе, его собственных душевных переживаниях, через которые он старался прочувствовать Шостаковича.

Однако автор опирался на довольно большой комплекс источников. Заметна и любовь Барнса к русской литературе и русскому языку - практически на каждой странице вы найдёте цитату то из Пастернака, то из Гоголя, а то и совсем из советского фольклора о Товарище Сталине.

Первый опыт знакомства оказался успешным и приятным. Книга крайне коротка, поэтому рекомендую её к ознакомлению всем любителям российской культуры XX в.

Показать полностью...
22.09.2021 в 20:53
Гость
Всего рецензий: 14
22.09.2021 20:53
Книга больше о времени,...

Книга больше о времени, чем о Шостаковиче. Наверное, кому-то в ней не будет хватать событийного ряда. Но потрясающе передана атмосфера времени и ощущение человека, талантливого, живущего на фоне других вполне прекрасно, от того что происходит вокруг, и главное - в нем самом.

Книга больше о времени, чем о Шостаковиче. Наверное, кому-то в ней не будет хватать событийного ряда. Но потрясающе передана атмосфера времени и ощущение человека, талантливого, живущего на фоне других вполне прекрасно, от того что происходит вокруг, и главное - в нем самом.

Как это получилось у человека, который живет совсем в другой стране? Возможно, получилось именно потому, что есть отстраненность, достаточная, чтобы думать не об оценках, а просто (или это как раз непросто) описать поток повседневности и поток самоощущения, самообдумывания, самооправдания человека в этом потоке.

В общем, трудно описать. Пересказывать бесполезно. Нужно читать.

Показать полностью...
22.09.2021 в 20:53
Гость
Всего рецензий: 15
22.09.2021 20:53
Я тронут этой пронзительной...

Я тронут этой пронзительной книгой и впечатлён талантом англичанина Джулиана Барнса, написавшего к юбилею русского/советского композитора Дмитрия Шостаковича эдакую трёхчастную симфонию в словах. Проникнуться переломным временем, непростой судьбой и ярким творчеством прославленного музыканта ему удалось на все сто. И если литературоведов занимет вопрос, почему такой роман не родился на родной почве — в головах наших писателей, то меня волновали те эмоции и мысли, которые роились посреди романа у главного героя. Его диалог со временем и с вечностью вылился в созвучие таких разных и подчас противоречивых высказываний и умозаключений, в диалектически сложившееся музыкально-словесное эссе, где Джулиан Барнс выступил неким доверенным лицом Шостаковича, от лица которого ведётся этот диалог композитора. Автор проделал огромную работу, сплетая воспоминания детей Дмитрия Дмитриевича, его личные высказывания в частных встречах, свидетельства современников... И на свет появился небольшой роман, всего 200 с чем-то страниц, коих с лихвой хватит, чтобы погрузиться в эпоху и в этот сложный разговор о времени и о себе.

Я тронут этой пронзительной книгой и впечатлён талантом англичанина Джулиана Барнса, написавшего к юбилею русского/советского композитора Дмитрия Шостаковича эдакую трёхчастную симфонию в словах. Проникнуться переломным временем, непростой судьбой и ярким творчеством прославленного музыканта ему удалось на все сто. И если литературоведов занимет вопрос, почему такой роман не родился на родной почве — в головах наших писателей, то меня волновали те эмоции и мысли, которые роились посреди романа у главного героя. Его диалог со временем и с вечностью вылился в созвучие таких разных и подчас противоречивых высказываний и умозаключений, в диалектически сложившееся музыкально-словесное эссе, где Джулиан Барнс выступил неким доверенным лицом Шостаковича, от лица которого ведётся этот диалог композитора. Автор проделал огромную работу, сплетая воспоминания детей Дмитрия Дмитриевича, его личные высказывания в частных встречах, свидетельства современников... И на свет появился небольшой роман, всего 200 с чем-то страниц, коих с лихвой хватит, чтобы погрузиться в эпоху и в этот сложный разговор о времени и о себе.

Меня впечатлило, какую форму придал британский автор своему роману о русском композиторе. Это не столько классический роман с диалогами и сюжетными линиями, сколько трехчастная симфония. Первая часть называется «В лифте», вторая — «В самолете», третья — «В автомобиле». И через все три части проходит одна тема: диалог творца с властью. Или, по-русски — «поэт и царь».

Раскрывается эта тема в трёх частях по-разному. Вот герой сидит ночью на лестничной клетке с чемоданчиком, ожидая, что за ним сейчас «придут», как пришли за его покровителем, маршалом Тухачевским, и не желая, чтобы это произошло на глазах жены и годовалой дочери. Вот он уже после войны летит в самолёте в США, чтобы читать по бумажке написанные для него чужие речи. А вот он уже в хрущёвские времена едет в персональной «волге» с шофёром. Но «звучит» этот диалог всегда одинаково: власть грубит и ломит (причём с каждым разом всё тоньше и все изощренее), композитор уклоняется.

«Мемуары Дмитрия Шостаковича, записанные и отредактированные Соломоном Волковым» вышли в 1979 г. на английском и вызвали эффект разорвавшейся бомбы. Это был \"другой\" Шостакович, критик советской власти, которому пришлось уживаться с неприятными ему советскими композиторами, этими угодливыми и обслуживающими власть работниками искусства. Как Шостакович прошёл путь от неугодного композитора и до элиты советского музыкального искусства? Каково ему было в этой шкуре жить? Его путь на олимп и внутренние противоречия походя отмечаются в этом биографическом романе-эссе.

В школе у меня был такой предмет — музыкальная литература. Мне он не нравился, я еле-еле высиживал урок, не мог вникнуть в прослушиваемые классические произведения... Но потом я заинтересовался биографиями композиторов, их жизнью и творчеством. Произошёл какой-то внутренний перелом, я увлёкся. Потом уже в Петербурге я не раз бывал в большом зале Cанкт-Петербургской Академической Филармонии имени Д.Д. Шостаковича. Музыка зазвучала во мне самом, это вечная музыка, гениальная. Благодаря Барнсу ещё раз почувствовал каково это — прикоснуться к тому, что заглушает любой \"шум времени\".

5/5

Показать полностью...
22.09.2021 в 20:53
Гость
Всего рецензий: 16
22.09.2021 20:53
Конечно, всегда хочется читать...

Конечно, всегда хочется читать про борцов с системой, атлантов, которые не боятся черного воронка в ночи.

Конечно, всегда хочется читать про борцов с системой, атлантов, которые не боятся черного воронка в ночи.

Но за такими сюжетами стоит обратиться к фантастике или young adult. В жизни так не бывает. И в Союзе не было. Не вышлоиз Шостаковича борца, да и не должно. И ведь ничего ужасающего не случилось: ни расстрелов семьи и очень близких людей, ни ссылки, ни пыток. Ничего смертельного, только страх и липкая безнадежность. Что может быть хуже для творца, чем непринятие произведения. А судьи кто? Посредственности, дельцы от искусства. И Вождь. Роман о том, как человек утрачивает стержень и предает сам себя. На самом деле для этого процесса даже тирания не нужна, некоторые и сами по себе справляются. Но Шостакович долго держался. Наверное, не стоит говорить о слоге Барнса, автор известен как хороший стилист. Но не могу не написать о таланте раскрывать характеры через детали. Неустрашимого Тухачевского прошибает пот, когда он только пишет письмо Сталину, Стравинский подает музыкальному чиновнику трость, а не руку. И отдельная ценность в послесловии и примечаниях. Как сцена после Марвел, но более информативно.

Показать полностью...
22.09.2021 в 20:53
Гость
Всего рецензий: 17
22.09.2021 20:53
Очень плохая книга, прямо...

Очень плохая книга, прямо очень. Постоянно не отпускала мысль о том, что это сборник домыслов о Шостаковиче. Вроде и факты в большинстве своем подтверждаются сносками, но не могла избавиться от мысли, что в этом всем настоящего Шостаковича очень мало. Зато эти самые примечания - кладезь знаний о великом композиторе, и их прочитала с огромным интересом, многое взяв на карандаш.

Очень плохая книга, прямо очень. Постоянно не отпускала мысль о том, что это сборник домыслов о Шостаковиче. Вроде и факты в большинстве своем подтверждаются сносками, но не могла избавиться от мысли, что в этом всем настоящего Шостаковича очень мало. Зато эти самые примечания - кладезь знаний о великом композиторе, и их прочитала с огромным интересом, многое взяв на карандаш.

22.09.2021 в 20:53
Гость
Всего рецензий: 18
22.09.2021 20:53
Всегда сложно читать иностранного...

Всегда сложно читать иностранного автора, описывающего русскую действительность. Но я успела полюбить творчество Барнса, чтобы рискнуть кинуться в этот омут.Написано хорошо, в происходящее верится даже понимая, что присутствует художественное приукрашивание. Но от этого только хуже, потому что книга приводит в уныние. Советская действительность для творческих людей была мукой кто бы не был у руля власти. Что хуже - жёсткий контроль или снисходительное презрение? Равнодушие?Все это печалит даже если бы в этом была лишь крупица правды.Монотонный голос усталого человека у которого нет сил бороться ввиду бессмысленности прибивает к земле и даже пугает. Мысли мертвого живого, ложащегося спать в одежде, поскольку в любой момент могут увести насильно. Это гнетущая печаль.

Всегда сложно читать иностранного автора, описывающего русскую действительность. Но я успела полюбить творчество Барнса, чтобы рискнуть кинуться в этот омут.Написано хорошо, в происходящее верится даже понимая, что присутствует художественное приукрашивание. Но от этого только хуже, потому что книга приводит в уныние. Советская действительность для творческих людей была мукой кто бы не был у руля власти. Что хуже - жёсткий контроль или снисходительное презрение? Равнодушие?Все это печалит даже если бы в этом была лишь крупица правды.Монотонный голос усталого человека у которого нет сил бороться ввиду бессмысленности прибивает к земле и даже пугает. Мысли мертвого живого, ложащегося спать в одежде, поскольку в любой момент могут увести насильно. Это гнетущая печаль.

22.09.2021 в 20:53
Гость
Всего рецензий: 19
22.09.2021 20:53
Барнс - однозначно мастер...

Барнс - однозначно мастер слова. Мне понравилось, что он настолько детально изучил жизнь композитора Шостаковича - книга как раз о реалиях жизни этого человека.Но я поставил оценку три, потому что меня воротит от того, что Барнс подхватил сегодня модный тренд - воспевать неудачников. Да, может быть в чем-то и гениальных, но неудачников в общем по жизни.

Барнс - однозначно мастер слова. Мне понравилось, что он настолько детально изучил жизнь композитора Шостаковича - книга как раз о реалиях жизни этого человека.Но я поставил оценку три, потому что меня воротит от того, что Барнс подхватил сегодня модный тренд - воспевать неудачников. Да, может быть в чем-то и гениальных, но неудачников в общем по жизни.

Читать все это нытье, страхи и боли этого человека, неспособного себе сказать - \"а я встану за свои слова, я буду жить красиво, я буду творить то, что я хочу!\".

Героизировать нужно настоящих героев. Как викинги своих конунгов. Потому что обыдлевшему человечеству капец как не хватает сейчас с кого брать пример того, как жить так, чтоб ни какие обстоятельства не были оправданием к тому, чтобы соглашаться на жалкую и неуверенную жизнь. Таких как герой книги мы можем каждый день видеть среди своих соседей. А вот где знакомится с настоящими героями, которых один на миллион? Лишь через литературу. Но нет - все восхваляют бедных и несчастных, посвящая им книги, фильмы, картины. И человечество скатывается в пропасть все большего и большего отупения - ровно так было перед падением римской империи, черт возьми.Неужели и нашей цивилизации суждено пасть?Вот такие эмоции у меня вызывает подобная литература

Показать полностью...
22.09.2021 в 20:53
Гость
Всего рецензий: 20
22.09.2021 20:53
Что его книги будут...

Что его книги будут еще веками ставить. Что Лесков напишет \"Леди Макбет какого-то там уезда\", и что Шостакович её поставит. И что Cталин сядет над духовыми.Она конечно сказка ложь, да в ней намек - на то как все было.или как много мы не знаем об истории СССР.На самом деле читая книгу даже мысли иногда не возникала, что она переводная. Потому что аллюзии, культура и настроение - чисто русское.

Что его книги будут еще веками ставить. Что Лесков напишет \"Леди Макбет какого-то там уезда\", и что Шостакович её поставит. И что Cталин сядет над духовыми.Она конечно сказка ложь, да в ней намек - на то как все было.или как много мы не знаем об истории СССР.На самом деле читая книгу даже мысли иногда не возникала, что она переводная. Потому что аллюзии, культура и настроение - чисто русское.

Интересно очень перечитать на английском, чтобы посмотреть как автор пытался показать русскую душу в другом языке и другой культурой. Вряд ли это вообще возможно без наших слов, но что-то же должно было выйти.Как всегда очень страшная история войны. Которую тут осветили очень кратко. Хотя я наверное из-за этого книгу и взяла в библиотеке почитать, потому что думала почитать именно про ленинградскую симфонию.А оказывается душу в Дмитрия Дмитриевича лежала к опере. Так и остались лежать в голову и сердце ненаписанные и не сыгранные мотивы. Ибо зарезали на корню. Вот.Но мы много не знаем о знаменитых людях. Только 1/2 произведения. И часто совсем не те это вещи, которыми гордятся авторы. Так тут слушали песню. которую Шоставкович написал от отчаяния. Потому что давило его государство и начальники. давило. И войны оказалась светлым временем. Потому что оказалось, что на войне не до дисседентов. И формалистов. А в отсутствии бога и колоколов должна помогать музыка. Пусть и опального композитора.Удивительно читать про его личную жизнь. я вообще стараюсь людей, творчеством которых восхищаюсь и наслаждаюсь, делить надвое. вот есть просто человек - Дима скажем, а есть Шостакович музыка которого выводит из депрессии и утопления. Или ест писатель с интересными романами, но сам он гад и подлец. И если смешивать понятия - то и человек неприятен и творчество его. Поэтому Толстых у меня три. Алексей, Лев-писатель и Лев-человек. Так мне проще жить. Но я просто я.А раньше госаппарат позволял себе не только мнение иметь, но и активно его насаждать. прорывать, простреливать. Уж сколько тут имен было упомянуто. С пометками - расстрелян, реприссирован, сослан в лагеря, позже умер.

И не узнать ни фига. не при том, что они могли сделать. Ни даже часто про то, что они такого сделали-то, что не угодили власти.

Наверное тем, что думали.Очередная книга этим летом про СССР. Как всё там классно. Как забавно на поводке выпускали гулять заграницу.

Как люди выбирали правду или жизнь.Да Шостакович жил. Но читал по бумажке слова государства своим голосом, где порочил имена уважаемых деятелей культуры.Или наоборот.

Да действовал по указке сверху и писал то, что не хотел. И не мог то, что хотел.

Зато сам жив, и все родных тоже обшло.Все зависит от точки зрения. Как посмотреть. Как подумать.но все равно - жутко. со всех сторон.Но главное не забывать, что это не имена. это люди. Которые любят. Которым страшно. Которые приходят и уходят и надо беречь и их самих, а не только их произведения. но при этом нападая на их творчетсво, не давая им творить - вы по сути душите и самих людей.Страшная книга, потому что о страшном времени.

Но красивая, тк о красивом.Как и все в жизни - ту переплелелось всего и и сразу.Дала второй шанс Барнсу в рамках игры собери их всехв рамках подготовки к метроленду со второго для нг моба)

Показать полностью...
22.09.2021 в 20:53
Гость
Всего рецензий: 21
22.09.2021 20:53
Книга, обнаруженная в новых...

Книга, обнаруженная в новых поступлениях библиотеки, прихваченная просто потому, что Барнса я трижды уже читала, что отношения с ним у меня складывались, пусть он не становился самым-самым любимым автором. Прихваченная с легким скептицизмом, способен ли, мол, англичанин залезть в голову к советскому гражданину, советскому композитору, чьи произведения запрещаются, чья совесть постоянно мучится, чьи сердце и голова разрываются между свободой творить и соглашательством ради себя и близких?Книга легко читается, пусть обстановка в ней гнетущая. Повествование небольшими отрезками такое личное, такое камерное, что всю ограниченность, всю боль судьбы Шостаковича принимаешь и проживаешь, понимаешь: иначе и правда нельзя. Немногие из нас смелее, отчаяннее, принципиальнее. Немногие из нас - Стравинские. Но и композиторы, создатели 7-ой симфонии - немногие. Смелость у этого человека была своя, смелость хранить внутреннюю независимость во времена, когда искренне скурвиться было легко.Великолепная книга о свободе творчества, совести и времени.

Книга, обнаруженная в новых поступлениях библиотеки, прихваченная просто потому, что Барнса я трижды уже читала, что отношения с ним у меня складывались, пусть он не становился самым-самым любимым автором. Прихваченная с легким скептицизмом, способен ли, мол, англичанин залезть в голову к советскому гражданину, советскому композитору, чьи произведения запрещаются, чья совесть постоянно мучится, чьи сердце и голова разрываются между свободой творить и соглашательством ради себя и близких?Книга легко читается, пусть обстановка в ней гнетущая. Повествование небольшими отрезками такое личное, такое камерное, что всю ограниченность, всю боль судьбы Шостаковича принимаешь и проживаешь, понимаешь: иначе и правда нельзя. Немногие из нас смелее, отчаяннее, принципиальнее. Немногие из нас - Стравинские. Но и композиторы, создатели 7-ой симфонии - немногие. Смелость у этого человека была своя, смелость хранить внутреннюю независимость во времена, когда искренне скурвиться было легко.Великолепная книга о свободе творчества, совести и времени.

22.09.2021 в 20:53
Гость
Всего рецензий: 22
22.09.2021 20:53
Книга замечательная. Расстроили комментарии...

Книга замечательная. Расстроили комментарии переводчицы. Автором стихов к \"Песне о встречном\" назван Давид Самойлов, который близко там не стоял. Видимо о Борисе Корнилове ничего не знала. Печально. Но такую книгу Барнса не испортить.

Книга замечательная. Расстроили комментарии переводчицы. Автором стихов к \"Песне о встречном\" назван Давид Самойлов, который близко там не стоял. Видимо о Борисе Корнилове ничего не знала. Печально. Но такую книгу Барнса не испортить.

22.09.2021 в 20:53
Гость
Всего рецензий: 23
22.09.2021 20:53
Это книга не про...

Это книга не про творчество. Это книга про Власть. Могучую и беспощадную. Которая раздавит тебя и не оставит мокрого следа. Ты беспомощен перед ней. Ты никто даже если ты творческая личность, тебя знают, уважают и ты имеешь какое-то место в этом мире. Момент кульминации. Хлоп. И тебя нет. Власть осталась, а тебя нет. Поэтому Власть и с большой буквы.

Это книга не про творчество. Это книга про Власть. Могучую и беспощадную. Которая раздавит тебя и не оставит мокрого следа. Ты беспомощен перед ней. Ты никто даже если ты творческая личность, тебя знают, уважают и ты имеешь какое-то место в этом мире. Момент кульминации. Хлоп. И тебя нет. Власть осталась, а тебя нет. Поэтому Власть и с большой буквы.

Дмитрий Шостакович. Этот человек смог перебороть всё физически, но душевно его сломали, измололи и поставили на пыльную антресоль, где хранятся такие же трофеи. Джулиан Барнс. А кто он такой, чтобы писать про Дмитрия Шостаковича? Уже давно знаменитого советского композитора, а не какого-то мелкого музыканта или ещё хуже музыковеда. А этот Барнс не русский ли часом? Слишком он хорошо знает историю того места, где не родился. Он точно хорошо замаскированный шпион, который становится для русскоязычного читателя уже своим. Выяснение этого остаётся на совести самого читателя.Структура произведения весьма необычна. Следует провести интересное сравнение. Произведение- это музей, а читатель ходит без заранее спланированной программы от одного экспоната к другому и при этом у каждого экспоната стоит экскурсовод, рассказывая разные истории. Это не слишком эмоциональное времяпрепровождение, но точно интересное и стоящее, хоть и в какие-то моменты скучноватое.Стандартная работа о знаменитой творческой личности описывает становление героя, его развитие. Здесь же мы видим, что нет стандартного пути становления личности. Шостакович уже сформировавшаяся личность. Складывается впечатление, что у Дмитрия Шостаковича нет, присущего большинству гениев, этапа «упадка», а потом резкого скачка вверх по творческой лестнице. У него всё равномерно. И это очень привлекает в композиторе.И всё-таки Шостакович несчастен. Несчастный обычный человек. И в конце умер он, как умирают все люди, но оставляет после себя музыкальное наследие, которое будоражит ума интеллектуалов. А Барнс попытался увековечить человека, чтобы его не забывали.

Показать полностью...
22.09.2021 в 20:53
Гость
Всего рецензий: 24
22.09.2021 20:53
Конечно, пока очень рано...

Конечно, пока очень рано говорить подобное, так как это первая прочтенная у Барнса книга, но чует сердечко, что я напала на ещё одного \"моего\" автора. Очень чуткая и тонкая получилась история, Барнс прекрасно может представить себя на месте другого и донести нам, читателям, его мысли. Главным мотиватором для чтения в моем случае сыграло любопытство: как современный зарубежный автор сможет передать дух и настроения СССР? Много ли будет чего-нибудь этакого с клюквой ? Я результатом осталась очень довольна. Чувствуется глубокая симпатия писателя к таланту Шостаковича , к его судьбе и мотивам. Книга, конечно, ближе к художественной , но автора в самом произведении и личности композитора совсем не чувствуешь , ни какой предвзятости , никаких \"торчащих ушей Барнса\". Книга чудесная, но очень размеренная, полна воспоминаний и рассуждений, обязательно имейте это ввиду , так как очень важно не ошибиться с настроением, когда берешь \"шум времени\" в руки.

Конечно, пока очень рано говорить подобное, так как это первая прочтенная у Барнса книга, но чует сердечко, что я напала на ещё одного \"моего\" автора. Очень чуткая и тонкая получилась история, Барнс прекрасно может представить себя на месте другого и донести нам, читателям, его мысли. Главным мотиватором для чтения в моем случае сыграло любопытство: как современный зарубежный автор сможет передать дух и настроения СССР? Много ли будет чего-нибудь этакого с клюквой ? Я результатом осталась очень довольна. Чувствуется глубокая симпатия писателя к таланту Шостаковича , к его судьбе и мотивам. Книга, конечно, ближе к художественной , но автора в самом произведении и личности композитора совсем не чувствуешь , ни какой предвзятости , никаких \"торчащих ушей Барнса\". Книга чудесная, но очень размеренная, полна воспоминаний и рассуждений, обязательно имейте это ввиду , так как очень важно не ошибиться с настроением, когда берешь \"шум времени\" в руки.

22.09.2021 в 20:53
Гость
Всего рецензий: 25
22.09.2021 20:53
Джулиан Барнс положил в...

Джулиан Барнс положил в основу повествования две удачные метафоры - шум времени и шепот времени. Шум соответствует внешней истории, политическому режиму, идеологии, демонстрациям, давлению тиранов, бюрократии и профессиональных приспособленцев, т.е. всему наносному и приходящему. Шепот времени - нечто, идущее от высших сфер как музыка, литература, духовные искания, подлинное, вечное, то, что возможно закрепится в памяти человечества.Человек вынужден существовать двух временных линиях, стараясь по мере сил избегать давления внешних обстоятельств и пытаться сохранить истинный талант. Получилось ли у Шостаковича? - Сам герой сомневается. Роман состоит из 3 внутренних монологов композитора в разные периоды времени:

Джулиан Барнс положил в основу повествования две удачные метафоры - шум времени и шепот времени. Шум соответствует внешней истории, политическому режиму, идеологии, демонстрациям, давлению тиранов, бюрократии и профессиональных приспособленцев, т.е. всему наносному и приходящему. Шепот времени - нечто, идущее от высших сфер как музыка, литература, духовные искания, подлинное, вечное, то, что возможно закрепится в памяти человечества.Человек вынужден существовать двух временных линиях, стараясь по мере сил избегать давления внешних обстоятельств и пытаться сохранить истинный талант. Получилось ли у Шостаковича? - Сам герой сомневается. Роман состоит из 3 внутренних монологов композитора в разные периоды времени:

1) Первый проговаривается на лестничной площадке перед лифтом, где Дмитрий Дмитриевич ожидает с чемоданчиком ареста. Расстрелян его покровитель Тухачевский, вот-вот власть разоблачит \"заговор музыковедов\". Главная эмоция - нарастающий, охватывающий нутро страх за близких.2) Второй звучит в самолете по пути из США в СССР. Эмоция - глубочайший стыд за малодушие, трусость и предательство идеалов.3) Третий - в личном автомобиле в период оттепели. Вегетарианские времена не угрожают, а соблазняют привилегиями и грубой лестью. Усталость и разочарование. Три круга личного ада композитора. Впрочем, у него осталась совесть. А есть другие, выживающие при любых режимах, как Хренников, обожавший любого властителя от Сталина до Путина. Небеса как могли долго откладывали встречу с номенклатурным композитором.

Джулиан Барнс прекрасно разбирается в русской и советской культуре, вставляет правильные идиомы и передает душевные метания русского интеллигента.

Показать полностью...
22.09.2021 в 20:53
Гость
Всего рецензий: 26
22.09.2021 20:53
Джулиан Барнс написал роман...

Джулиан Барнс написал роман об уродливом времени и мерзейших людях, уничтоживших всё, но сделал это так красиво и пронзительно, что нельзя остаться равнодушной. А композитор Дмитрий Шостакович – лишь заметная фигура в этом параде грязи и уродства, которую шум времени подавлял как мог, но по стечению обстоятельств не стёр в порошок.До прочтения этой книги я ничего не знала о биографии Дмитрия Дмитриевича, а теперь, мне кажется, понимаю и чувствую его как друга. Конечно, это обманчивое впечатление, да и в художественном произведении вымысел всегда удачно прикрывает истину, но у Барнса получилось создать живой и осязаемый образ композитора, чем не могут похвастаться авторы позорных советских книжек-агиток, славящих героев той эпохи.На каждой странице видна колоссальная работа над текстом и над сбором информации. То, каким увидел и передал личность Шостаковича сам Барнс, многое расскажет о Шостаковиче, но еще больше – о самом Барнсе. Такого количества цитат я, кажется, давно не выписывала из книги в чуть более чем 200 страниц!Во время чтения постоянно ловила себя на том, что воспринимаю происходящее как фантастику, а ведь это всё была чья-то реальная изувеченная жизнь: ждать каждую ночь с чемоданчиком у лифта, пока тебя заберут, собирать газетные вырезки, выплевывающие ненависть за музыку, терять друзей и бесконечно врать, лишь бы ребенка не отправили в детдом для детей диссидентов.Поразительно, как в подобном государственном неврозе могла сохраниться та часть души, которая позволяла творить и создавать музыку, пережившую поколения. Чего стоит только Седьмая симфония! К ней не нужно никаких пояснений, - достаточно закрыть глаза и слушать, - и станет понятно, о чем говорит её автор сквозь годы. «Шум времени» - грамотный, профессиональный роман, в котором живёт душа. И парадоксально, что он написан британцем, но о том, что близко и больно всем нам.

Джулиан Барнс написал роман об уродливом времени и мерзейших людях, уничтоживших всё, но сделал это так красиво и пронзительно, что нельзя остаться равнодушной. А композитор Дмитрий Шостакович – лишь заметная фигура в этом параде грязи и уродства, которую шум времени подавлял как мог, но по стечению обстоятельств не стёр в порошок.До прочтения этой книги я ничего не знала о биографии Дмитрия Дмитриевича, а теперь, мне кажется, понимаю и чувствую его как друга. Конечно, это обманчивое впечатление, да и в художественном произведении вымысел всегда удачно прикрывает истину, но у Барнса получилось создать живой и осязаемый образ композитора, чем не могут похвастаться авторы позорных советских книжек-агиток, славящих героев той эпохи.На каждой странице видна колоссальная работа над текстом и над сбором информации. То, каким увидел и передал личность Шостаковича сам Барнс, многое расскажет о Шостаковиче, но еще больше – о самом Барнсе. Такого количества цитат я, кажется, давно не выписывала из книги в чуть более чем 200 страниц!Во время чтения постоянно ловила себя на том, что воспринимаю происходящее как фантастику, а ведь это всё была чья-то реальная изувеченная жизнь: ждать каждую ночь с чемоданчиком у лифта, пока тебя заберут, собирать газетные вырезки, выплевывающие ненависть за музыку, терять друзей и бесконечно врать, лишь бы ребенка не отправили в детдом для детей диссидентов.Поразительно, как в подобном государственном неврозе могла сохраниться та часть души, которая позволяла творить и создавать музыку, пережившую поколения. Чего стоит только Седьмая симфония! К ней не нужно никаких пояснений, - достаточно закрыть глаза и слушать, - и станет понятно, о чем говорит её автор сквозь годы. «Шум времени» - грамотный, профессиональный роман, в котором живёт душа. И парадоксально, что он написан британцем, но о том, что близко и больно всем нам.

22.09.2021 в 20:53
Гость
Всего рецензий: 27
22.09.2021 20:53
Книга-размышление. Книга-анализ. Так и...

Книга-размышление. Книга-анализ. Так и хочется добавить \"само\", потому что Барнсу удалось создать настолько глубокий и полный образ героя, что порой забываешь: эта книга - не автобиография.

Книга-размышление. Книга-анализ. Так и хочется добавить \"само\", потому что Барнсу удалось создать настолько глубокий и полный образ героя, что порой забываешь: эта книга - не автобиография.

Книга о внутренней борьбе, о поиске пути, о страхе и о совести.Книга о жизни советского композитора Дмитрия Шостаковича.

О композиторе, но не о музыке - ее здесь мало, хотя и добавлена она очень метко.

О жизни в СССР - этакий взгляд одновременно изнутри и снаружи. Каким бы знатоком русской культуры ни был Джулиан Барнс, он остается британцем, и от того произведение приобретает совершенно магическое звучание: автор прекрасно чувствует то, что зовется \"русской душой\", владеет контекстом и пишет так, что ни на секунду не сомневаешься в его праве писать про жизнь в Советском Союзе. Но при этом я все же иногда слышала тихие ноты взгляда со стороны, и эти ноты не могли влиться в общую мелодию еще более органично.

Показать полностью...
22.09.2021 в 20:53
Гость
Всего рецензий: 28
22.09.2021 20:53
Когда читаешь книгу, написанную...

Когда читаешь книгу, написанную британцем о Советском Союзе, то ожидаешь повсюду увидеть развесистую клюкву, но это не тот случай. Джулиан Барнс изучал русский язык в Оксфорде и будучи студентом, побывал в СССР. И написал недавно биографию Шостаковича. Сложный человек со сложной судьбой, талантливый композитор, чья музыка популярна заграницей, но в собственной стране это вменяют ему же в вину.- Дмитрий Дмитриевич, пишите музыку понятную простым людям.

Когда читаешь книгу, написанную британцем о Советском Союзе, то ожидаешь повсюду увидеть развесистую клюкву, но это не тот случай. Джулиан Барнс изучал русский язык в Оксфорде и будучи студентом, побывал в СССР. И написал недавно биографию Шостаковича. Сложный человек со сложной судьбой, талантливый композитор, чья музыка популярна заграницей, но в собственной стране это вменяют ему же в вину.- Дмитрий Дмитриевич, пишите музыку понятную простым людям.

- Дмитрий Дмитриевич, вы плохо знакомы с доктриной марксизма, вот вам преподаватель.

- Дмитрий Дмитриевич, нужно ехать на конференцию в НЙ. Как не хотите? А придётся, иначе тов.Сталин будет недоволен.

- Дмитрий Дмитриевич, подпишите это, скажите то, осудите публично этого человека. Он вам друг? Ну, ничего, это он вам друг, а народу - враг. Всю жизнь человек живет в страхе, стоит у лифта с чемоданом и ждёт, когда же за ним придёт НКВД. Гений, которому не давали сочинять ту музыку, которую он хотел, так как она подозрительно похожа на джаз, столь популярный в этих гнилых капиталистических странах. Противопоставление человек vs власть, искусство vs партия, только в романах герои отчаянно бросаются на амбразуру, в жизни ты выбираешь безопасность, свою и близких, жизнь vs смерть. Очень трогательно, когда Барнс величает Шостаковича в детстве Mitya, позже Dmitry Dmitrievich, а сам Дмитрий Дмитриевич зовёт свою знакомую по имени Розалия Rozochka, Ptashka, фигурируют тут и газета Pravda, опера Prince Igor, Ilf and Petrov, Chekhov, Gogol, lezghinka и даже dushegubka. Горько от того, какая тяжёлая жизнь была у наших дедов и прадедов, показана вся неприглядная изнанка, но радостно оттого, как бережно и с любовью Барнс обращается с реалиями нашей страны, как лелеет каждое слово. Истинное наслаждение.

Показать полностью...
22.09.2021 в 20:53
Гость
Всего рецензий: 29
22.09.2021 20:53
Джулиан Барнс - очень...

Джулиан Барнс - очень приятное открытие для меня в этом году, и, на мой взгляд, его вполне заслуженно называют современным классиком английской литературы. Возможно, не стоит судить обо всём творчестве автора лишь по одной книге, но \"Шум времени\" станет одним из самых запоминающихся и самых красивых произведений, прочитанных мной за последние несколько месяцев.На примере знаменитого русского композитора Дмитрия Дмитриевича Шостаковича Барнс показывает историю России, начиная с революции и сталинской эпохи и заканчивая 60-70-ми годами. На примере его жизни мы видим, что чувствовали люди в те непростые времена, как дрожали от страха, зная, что в любой момент могут лишиться и семьи, и свободы, и даже жизни. А всё только из-за того, что осмелились иметь своё мнение, проявили неосторожность, высказывая его в то время, когда нужно подумать, прежде чем сказать хоть слово. Но что лучше: жизнь в постоянном страхе или всё же смерть? Этим вопросом главный герой задаётся очень часто.Книга прекрасно показывает, как ломала система человеческие судьбы, когда либо ты прогнёшься под власть, либо власть изуродует твою жизнь, жизнь твоих родных и друзей. Встаёт нелёгкий выбор: поддаться влиянию и предать свои принципы или же жить, как сам считаешь нужным, но при этом постоянно подвергаясь опасности. Кто-то с достоинством выдержит это испытание, кто-то нет, и мне кажется, что не вправе сейчас мы судить тех людей, ведь современное поколение не оказывалось на их месте и не сможет до конца представить всё, что они испытали. Поэтому поступки Дмитрия Дмитриевича должны остаться только на его совести.Во время чтения мне казалось, будто автор сам всё это пережил, будто всю жизнь прожил в России и прочувствовал её историю своим сердцем. Не было ощущения, что он пишет на совершенно чужую для себя тему. Наверное, в том числе и в этом проявляется писательское мастерство - в умении прожить жизнь вместе со своими героями и помочь читателю посмотреть на ситуацию глазами персонажа.

Джулиан Барнс - очень приятное открытие для меня в этом году, и, на мой взгляд, его вполне заслуженно называют современным классиком английской литературы. Возможно, не стоит судить обо всём творчестве автора лишь по одной книге, но \"Шум времени\" станет одним из самых запоминающихся и самых красивых произведений, прочитанных мной за последние несколько месяцев.На примере знаменитого русского композитора Дмитрия Дмитриевича Шостаковича Барнс показывает историю России, начиная с революции и сталинской эпохи и заканчивая 60-70-ми годами. На примере его жизни мы видим, что чувствовали люди в те непростые времена, как дрожали от страха, зная, что в любой момент могут лишиться и семьи, и свободы, и даже жизни. А всё только из-за того, что осмелились иметь своё мнение, проявили неосторожность, высказывая его в то время, когда нужно подумать, прежде чем сказать хоть слово. Но что лучше: жизнь в постоянном страхе или всё же смерть? Этим вопросом главный герой задаётся очень часто.Книга прекрасно показывает, как ломала система человеческие судьбы, когда либо ты прогнёшься под власть, либо власть изуродует твою жизнь, жизнь твоих родных и друзей. Встаёт нелёгкий выбор: поддаться влиянию и предать свои принципы или же жить, как сам считаешь нужным, но при этом постоянно подвергаясь опасности. Кто-то с достоинством выдержит это испытание, кто-то нет, и мне кажется, что не вправе сейчас мы судить тех людей, ведь современное поколение не оказывалось на их месте и не сможет до конца представить всё, что они испытали. Поэтому поступки Дмитрия Дмитриевича должны остаться только на его совести.Во время чтения мне казалось, будто автор сам всё это пережил, будто всю жизнь прожил в России и прочувствовал её историю своим сердцем. Не было ощущения, что он пишет на совершенно чужую для себя тему. Наверное, в том числе и в этом проявляется писательское мастерство - в умении прожить жизнь вместе со своими героями и помочь читателю посмотреть на ситуацию глазами персонажа.

22.09.2021 в 20:53
Гость
Всего рецензий: 30
22.09.2021 20:53
Чем больше книг в...

Чем больше книг в твоём культурном бэкграунде, тем реже появляются там экземпляры, которые по-настоящему цепляют своим содержанием. Постмодернизм [не]гласно провозгласил примат формы над содержанием, а потому современная литература постмодерна по большей части для меня лично служит источником эстетического наслаждения в результате любования формой.

Чем больше книг в твоём культурном бэкграунде, тем реже появляются там экземпляры, которые по-настоящему цепляют своим содержанием. Постмодернизм [не]гласно провозгласил примат формы над содержанием, а потому современная литература постмодерна по большей части для меня лично служит источником эстетического наслаждения в результате любования формой.

Потому же для меня настоящим событием стала книга Д. Барнса «Шум времени», от которой я получила не только эстетическое, но и духовное удовлетворение.

Знакомство с Барнсом у меня случилось на пятом курсе филфака с «Истории мира в 10,5 главах» (входившей в список доп.чтения), но тогда эта проза меня не зацепила: к тому времени я уже перестала испытывать восторг от причудливого слога, нарочитого усложнения канвы произведения и заворачивания прописных истин в тяжеловесные приёмы (Джойс, привет!).

Но «Шум времени» наделал столько шума (оцените каламбур

Показать полностью...
22.09.2021 в 20:53
Гость
Всего рецензий: 31
22.09.2021 20:53
Джулиан Барнс является весьма...

Джулиан Барнс является весьма именитым и тяжеловесным писателем. Каждая его книга - это событие. Сможет ли он, британец, написать хорошую книгу про русского? Он смог! Барнс влюблен в русскую литературу и наверняка провел ни один час познавая загадочную русскую душу.\"Шум времени\" рассказывает о взаимоотношениях Д.Шостаковича, великого композитора и Власти. Эти отношения складывались так же как и всё время, Власть пыталась подмять под себя всех: генералов, композиторов, художников, писателей и весь народ.Сам Шостакович представлен не великим гением, не выдающийся личностью, а простым человеком. У этого человека свои музыкальные амбиции, страх о том, что его однажды заберут и растреляют, своя любовь и понятия о правильном. Дмитрий Дмитриевич тут несколько трусоват, не идет против всех и сам порой ненавидит себя за это. Он недолюбливает откровенных подлиз власти. Барнс не боится писать о том, как Дмитрию Дмитриевичу приходилось подстраиваться под систему, особенно когда он не был с ней согласен.Кстати, тут описаны отношения Шостаковича к Тихону Хренникову. Так как раньше я воспринимала Хренникова как выдающуюся личность, гения музыки, великого земляка, а тут он совсем другой. Он продержался на высокой должности при любой власти, громил тех, на кого направляли вышестоящие. В общем для меня это было переосмысление личности не в лучшую сторону.

Джулиан Барнс является весьма именитым и тяжеловесным писателем. Каждая его книга - это событие. Сможет ли он, британец, написать хорошую книгу про русского? Он смог! Барнс влюблен в русскую литературу и наверняка провел ни один час познавая загадочную русскую душу.\"Шум времени\" рассказывает о взаимоотношениях Д.Шостаковича, великого композитора и Власти. Эти отношения складывались так же как и всё время, Власть пыталась подмять под себя всех: генералов, композиторов, художников, писателей и весь народ.Сам Шостакович представлен не великим гением, не выдающийся личностью, а простым человеком. У этого человека свои музыкальные амбиции, страх о том, что его однажды заберут и растреляют, своя любовь и понятия о правильном. Дмитрий Дмитриевич тут несколько трусоват, не идет против всех и сам порой ненавидит себя за это. Он недолюбливает откровенных подлиз власти. Барнс не боится писать о том, как Дмитрию Дмитриевичу приходилось подстраиваться под систему, особенно когда он не был с ней согласен.Кстати, тут описаны отношения Шостаковича к Тихону Хренникову. Так как раньше я воспринимала Хренникова как выдающуюся личность, гения музыки, великого земляка, а тут он совсем другой. Он продержался на высокой должности при любой власти, громил тех, на кого направляли вышестоящие. В общем для меня это было переосмысление личности не в лучшую сторону.

22.09.2021 в 20:53
Гость
Всего рецензий: 32
22.09.2021 20:53
Замечательная книга, я предвзято...

Замечательная книга, я предвзято изначально отнеслась, подумала как может европейский писатель понять нашу русскую многогранную душу, особенно когда у меня не срослось с Джозеф М. Кутзее - Осень в Петербурге . Щепетильно отнеслась к самой идеи, влезть иностранцу в голову к русскому гению в российских условиях (согласитесь, что с конца 19 века и до текущих дней наша страна все повидала на своем веку). Немного отвлекусь на Достоевского, Кутзее выставил его немного на грани сумасшествия (иначе как Достоевский смог бы влезть в душевные чертоги разума у своих героев). У меня произошел диссонанс реальности с вымыслом, особенно после посещения квартиры-музея Достоевского, где писатель представлен любителем чая и громким смехом. Не поверила я в историю Кутзее.Книга Барнса о нашем русском композиторе Д. Д. Шостаковиче. Что знает Барнс о композиторе, как он смог заглянуть к нему в душу и заочно написать такой сокровенный роман, сложно объяснить. Скорее всего повлияло то, что он изучал русский язык, литературу и даже посещал СССР. Можно ли назвать такую маленькую книжечку романом (хочется больше страниц), меня впечатлил автор умением сплести в едино биографический материал и исторические реалии. Кто для меня Шостакович? Это советский композитор, написавший \"Ленинградкую\" симфонию, которая звучала во время Второй Мировой войны. Боязнь, что Барнс полезет не в ту степь, пугала, настораживала изначально. Но мало кто знает, что ДДШ начал сочинять симфонию до начала Второй Мировой. Позднее он признается, что симфония в целом посвящена ужасам тоталитарного режима, к которому относится не только фашизм. И я считаю с этим предисловием надо подходить к чтению этой книги и узнать возможно сокровенные мысли композитора.Если вернутся к содержанию, то автор коснулся трех важных лет в жизни композитора. Как пишет автор \"1936; 1948; 1960. До него добирались каждые двенадцать лет.\"

Замечательная книга, я предвзято изначально отнеслась, подумала как может европейский писатель понять нашу русскую многогранную душу, особенно когда у меня не срослось с Джозеф М. Кутзее - Осень в Петербурге . Щепетильно отнеслась к самой идеи, влезть иностранцу в голову к русскому гению в российских условиях (согласитесь, что с конца 19 века и до текущих дней наша страна все повидала на своем веку). Немного отвлекусь на Достоевского, Кутзее выставил его немного на грани сумасшествия (иначе как Достоевский смог бы влезть в душевные чертоги разума у своих героев). У меня произошел диссонанс реальности с вымыслом, особенно после посещения квартиры-музея Достоевского, где писатель представлен любителем чая и громким смехом. Не поверила я в историю Кутзее.Книга Барнса о нашем русском композиторе Д. Д. Шостаковиче. Что знает Барнс о композиторе, как он смог заглянуть к нему в душу и заочно написать такой сокровенный роман, сложно объяснить. Скорее всего повлияло то, что он изучал русский язык, литературу и даже посещал СССР. Можно ли назвать такую маленькую книжечку романом (хочется больше страниц), меня впечатлил автор умением сплести в едино биографический материал и исторические реалии. Кто для меня Шостакович? Это советский композитор, написавший \"Ленинградкую\" симфонию, которая звучала во время Второй Мировой войны. Боязнь, что Барнс полезет не в ту степь, пугала, настораживала изначально. Но мало кто знает, что ДДШ начал сочинять симфонию до начала Второй Мировой. Позднее он признается, что симфония в целом посвящена ужасам тоталитарного режима, к которому относится не только фашизм. И я считаю с этим предисловием надо подходить к чтению этой книги и узнать возможно сокровенные мысли композитора.Если вернутся к содержанию, то автор коснулся трех важных лет в жизни композитора. Как пишет автор \"1936; 1948; 1960. До него добирались каждые двенадцать лет.\"

- 1936 и последующий год, ожидание, что за тобой приедет машину и ты больше никогда не увидишь своих близких. Заранее готовый чемодан и ожидание ареста не в доме, а на лестничной площадке у лифта. Любимое время властей забирать людей ночью, без предупреждения. Когда все знают, что этого можно ожидать с нынешней властью Сталина, и ты покрываешься холодным потом от любого скрипа тормозов во дворе. Тоталитарный ужас.

- 1948 г. Приглашение Сталиным на поездку в Нью-Йорк на Всемирный культурный конгресс, где композитор наделен важной миссией, показать советское искусство и отстаивать интересы \"оптимистичного\" советского гражданина светлого будущего. ДДШ читал заготовленные статьи, в которых отрекался от любимого Стравинского (чей фотографический портрет держал в ящике письменного стола), протестовал против капиталистического формализма. Автором представлен взгляд композитора на ситуацию, когда заграницей набрасывались на него с вопросами, \"признайтесь, что вас здесь понимают, а там не дают свободу мысли и творчества\". Но Дмитрий Дмитриевич, всегда помнил о своей семье, о том, что он русский композитор и писал исключительно на нас. Легко кричать из-за бугра о гнете и несвободе, а потом бежать отдыхать \"в свои комфортабельные американские апартаменты, с честью выполнив дневную норму трудов во имя свободы и мира во всем мире\" (в данном случае он рассуждает о Набокове, который его вызывал на открытый и честный разговор \"по душам\" на публике).

- 1960 г. Предложение от Хрущева занять должность в Союзе композиторов, но для этого надо вступить в партию, что ему просто пришлось сделать, до этого он держался и оттягивал этот момент. Позднее в одном из своих интервью его сын рассказал, что \"отец плакал в жизни только два раза : когда хоронили его любимую жену и когда он принес домой партбилет\". И в книге мы видим большое сожаление, что он стал тем, кого всегда не любил (шишкой, разъезжающей на машине с водителей, человеком, которого одолевают бесконечными слезливыми просьбами, где он не может отказать). Рассуждения о том, что он уже слишком долго живет, что все значимое сотворил. Горечь, тоска и бесконечный стыд за идейное отступничество (подпись под опалой Солженицена, Сахарова, возвращается часто в мыслях к отвергнутому Стравинскому).Автор написал интересную историю, местами напоминает дневник, мысли хочется перечитать. После прочтения сопереживаешь малодушию Шостаковича, которым он себя клеймил. А что я знала о ДДШ, что он один из протеже власти с непоколебимым авторитетом, другой стороны даже представляла. Прочитано в рамках игры \"Книжное государство\".

Показать полностью...
22.09.2021 в 20:53
Гость
Всего рецензий: 33
22.09.2021 20:53
70 лет исполнилось в...

70 лет исполнилось в этом году Джулиану Барнсу, 110 лет прошло со дня рождения Шостаковича — и писатель, известный своей любовью к русской литературе, учивший в юности русский язык и даже бывавший в СССР, отметил эти круглые даты новым, удивительно изящным романом-биографией знаменитого композитора. Талант Барнса-документалиста бесспорен — автор не заслоняет героя, и Шостаковича в романе гораздо больше, чем самого писателя. Барнс не оспаривает травлю композитора, не оправдывает его сталинские премии, не обвиняет в «холопском соучастии», а принимает Шостаковича as is — «трусом он был, трусом и остался. А посему крутился, как угорь на сковородке. А посему остатки смелости вложил в свою музыку, а трусость, полной мерой — в свою жизнь».Композитора то хвалили, то ругали, то запрещали, то разрешали. Власть всегда была его мучителем — Шостакович жил, не зная, откуда и за что ждать очередной удар или премию, жил в покорном ожидании вердикта. Он попадал под выговоры «носителей высших ценностей», осуждался народом, клеймился позором в газете «Правда», где даже «его существование как таковое подвергалось редакционному неодобрению». После первого разгрома за «отход от генеральной линии советского искусства» Шостаковичу назначили наставника по идеологии, под руководством которого тот должен был «сочинять понятную, реалистичную музыку для народа». Но забота советской власти об «идеологическом состоянии души» не подтолкнула композитора ни к эмиграции, ни к самоубийству. Шостакович Барнса — пусть робкий, отчасти даже малодушный человек «с чесноком на резинке у рукава», обладает удивительной витальностью. Он научился выживать, предав, может быть, себя, но не предав свое творчество. «Когда говорить правду стало невозможно, пришлось ее маскировать. Здесь маской правды сделалась ирония... Ирония позволяет передразнивать язык Власти, зачитывать бессмысленные речи, написанные для тебя чужой рукой, глубоко сожалеть об отсутствии сталинского портрета над твоим столом, когда за неплотно прикрытой дверью жена еле удерживается от крамольного хохота. Ты приветствуешь назначение нового министра культуры, заявляя, что эта весть будет горячо встречена передовой музыкальной общественностью, которая всегда возлагала самые большие надежды на эту кандидатуру. Для своей Пятой симфонии ты сочиняешь финал, похожий на шутовскую ухмылку трупа, а потом с каменной физиономией выслушиваешь отклик Власти: «Вот видите, сразу ясно, что человек умер счастливым, уверенным в непременной победе правого дела Революции». А сам отчасти даже веришь, что, владея иронией, сумеешь остаться в живых».Но власть не спускала с него глаз. Шостакович должен был стать образцово-показательной фигурой, воплощением советских идеалов. Его заставляли публично признавать свои ошибки и просить за них прощения, его голосом клеймили Стравинского и Прокофьева. Он соглашался с запретами на исполнение произведений Шенберга, подписывал письма осуждавшие Сахарова и Солженицына, с равнодушной обреченностью соглашаясь оболгать того, кого велят, даже самого себя. Шостакович в глубине души надеялся, что никто не поверит, что он и в самом деле согласен с тем, что подписывал, что говорил и с чем соглашался. Однако люди верили. Постепенно отворачивались от него даже друзья и коллеги-музыканты. Увы, предать себя для Шостаковича было единственной возможностью спасти свою музыку. «Что можно противопоставить шуму времени? Только ту музыку, которая у нас внутри, музыку нашего бытия, которая у некоторых преобразуется в настоящую музыку. Которая, при условии, что она сильна, подлинна и чиста, десятилетия спустя преобразуется в шепот истории. За это он и держался».

70 лет исполнилось в этом году Джулиану Барнсу, 110 лет прошло со дня рождения Шостаковича — и писатель, известный своей любовью к русской литературе, учивший в юности русский язык и даже бывавший в СССР, отметил эти круглые даты новым, удивительно изящным романом-биографией знаменитого композитора. Талант Барнса-документалиста бесспорен — автор не заслоняет героя, и Шостаковича в романе гораздо больше, чем самого писателя. Барнс не оспаривает травлю композитора, не оправдывает его сталинские премии, не обвиняет в «холопском соучастии», а принимает Шостаковича as is — «трусом он был, трусом и остался. А посему крутился, как угорь на сковородке. А посему остатки смелости вложил в свою музыку, а трусость, полной мерой — в свою жизнь».Композитора то хвалили, то ругали, то запрещали, то разрешали. Власть всегда была его мучителем — Шостакович жил, не зная, откуда и за что ждать очередной удар или премию, жил в покорном ожидании вердикта. Он попадал под выговоры «носителей высших ценностей», осуждался народом, клеймился позором в газете «Правда», где даже «его существование как таковое подвергалось редакционному неодобрению». После первого разгрома за «отход от генеральной линии советского искусства» Шостаковичу назначили наставника по идеологии, под руководством которого тот должен был «сочинять понятную, реалистичную музыку для народа». Но забота советской власти об «идеологическом состоянии души» не подтолкнула композитора ни к эмиграции, ни к самоубийству. Шостакович Барнса — пусть робкий, отчасти даже малодушный человек «с чесноком на резинке у рукава», обладает удивительной витальностью. Он научился выживать, предав, может быть, себя, но не предав свое творчество. «Когда говорить правду стало невозможно, пришлось ее маскировать. Здесь маской правды сделалась ирония... Ирония позволяет передразнивать язык Власти, зачитывать бессмысленные речи, написанные для тебя чужой рукой, глубоко сожалеть об отсутствии сталинского портрета над твоим столом, когда за неплотно прикрытой дверью жена еле удерживается от крамольного хохота. Ты приветствуешь назначение нового министра культуры, заявляя, что эта весть будет горячо встречена передовой музыкальной общественностью, которая всегда возлагала самые большие надежды на эту кандидатуру. Для своей Пятой симфонии ты сочиняешь финал, похожий на шутовскую ухмылку трупа, а потом с каменной физиономией выслушиваешь отклик Власти: «Вот видите, сразу ясно, что человек умер счастливым, уверенным в непременной победе правого дела Революции». А сам отчасти даже веришь, что, владея иронией, сумеешь остаться в живых».Но власть не спускала с него глаз. Шостакович должен был стать образцово-показательной фигурой, воплощением советских идеалов. Его заставляли публично признавать свои ошибки и просить за них прощения, его голосом клеймили Стравинского и Прокофьева. Он соглашался с запретами на исполнение произведений Шенберга, подписывал письма осуждавшие Сахарова и Солженицына, с равнодушной обреченностью соглашаясь оболгать того, кого велят, даже самого себя. Шостакович в глубине души надеялся, что никто не поверит, что он и в самом деле согласен с тем, что подписывал, что говорил и с чем соглашался. Однако люди верили. Постепенно отворачивались от него даже друзья и коллеги-музыканты. Увы, предать себя для Шостаковича было единственной возможностью спасти свою музыку. «Что можно противопоставить шуму времени? Только ту музыку, которая у нас внутри, музыку нашего бытия, которая у некоторых преобразуется в настоящую музыку. Которая, при условии, что она сильна, подлинна и чиста, десятилетия спустя преобразуется в шепот истории. За это он и держался».

22.09.2021 в 20:53
Показать все рецензии на эту книгу...

Похожие книги:

Возможно вам понравятся эти книги:
Скачать бесплатно книгу Шум времени

Комментарии и отзывы:

Комментарии и отзывы: