• Автор:
    Анджей Сапковский
  • Язык:
    Русский
  • Издательство:
    ООО «ИТ»
  • Артикул:
    15376
Цитаты из книги: 19
Внимание! Цитаты могут содержать спойлеры...
Мой колоссальный недостаток — в неизбывной доброте. Я прямо-таки не могу не творить добро. Однако я — краснолюд разумный и рассудительный и знаю, что быть добрым ко всем невозможно. Если я попробую быть добрым ко всему миру и всем населяющим его существам, то это будет то же самое, что капля пресной воды в соленом море,…
Жизнь отличается от банковского дела тем, что ей знакомы долги, которые можно заплатить, только задолжав другим.
Да пусть меня полинялый кролик на пне отдерет, если я когда дурнее тебя парня видала!
Он только выглядит идиотом. Но я постоянно рассчитываю на то, что ему в конце концов захочется пошевелить мозгами. Может, тогда он сделает верные выводы? Может, поймет, что единственное, что у одиночек получается хорошо, – это рукоблудство?
Некоторые утверждают, будто каждая, абсолютно каждая вещь в мире имеет свою цену. Это неправда. Есть вещи, у которых нет цены, они бесценны. Их проще всего узнать: стоит только их потерять, и все - они уже потеряны навсегда.
Я сошелся с одной... вампиркой. Все могло быть, да, пожалуй, и было всерьез. Я прекратил кутежи. Но ненадолго. Она ушла от меня. А я принялся пить, как говорится, в два горла. Отчаяние, обида, сами знаете - отличные самооправдания. Всем кажется, будто они понимают. Даже мне самому казалось, что я понимаю. А получилось,…
— У каждого свой долг, — сказала Эитнэ. — Такова жизнь, Мария Барринг. Долги и кредиты, обязательства, благодарности, расплаты. Что-то кому-то должен сделать. А может, себе самой? Ведь если по правде, то каждый всегда расплачивается с самим собой, а не с кем-то. Любой долг мы выплачиваем себе самим. В каждом из нас сидит…
- Моя memoria в таких вопросах fragilis не бывает. Прощайте, ваше превосходительство. – Поцелуй меня в sempiternum meam, хитрец!
И сказала гадалка ведьмаку: \"Вот тебе мой ответ – обуй ботинки с подошвами железными, возьми в руку посох железный. Иди в тех железных ботинках на край света, а дорогу перед собой посохом ощупывай, слезой окропляй. Иди сквозь огонь и воду, не останавливайся, не оглядывайся. А когда сотрутся подошвы железные, изотрется…
— А до восхода убийственного солнца осталось всего несколько часов. Однако, прежде чем нас сморит… Регис, в порядке обучения и расширения познаний, развей еще какой-нибудь миф о вампирах. Я полагаю, еще хоть один да остался неразвеянным. — Именно, — кивнул вампир. — Еще один. Последний, но в принципе не менее важный. Это…
— Я не пью крови, — прервал Регис. — Давно. Отучился. — То есть как — отучился? — Обыкновенно. — Я, ей-богу, не понимаю. — Прости. Это личная проблема. — Но... — Лютик... — не выдержал ведьмак, обернувшись в седле. — Это элементарно, Лютик. Регис только что сказал тебе, чтобы ты заткнулся. Только выразил это вежливее. Так…
— Хочу к вам присоединиться. Ты ищешь девочку. Я хочу тебе помочь. — Псих ненормальный, — повернулся Геральт к Мильве и Лютику. — Он спятил. Чокнутый какой-то. — В самый раз для нашей компании, — буркнула Мильва. — Прямо тютелька в тютельку подошёл бы.
Ну, так что ж? В лес, где упыри, или по дороге, где армия и мародеры? – В леса, – убежденно сказала Мильва. – И в самую гущу. Лучше гули, чем люди. *** Шли лесами, вначале осторожные, собранные, реагирующие на каждый шорох в чаще. Однако вскоре приободрились, настроение немного улучшилось, и темп движения восстановился.…
— Люди, — едва заметно усмехнулся Геральт, — раса примитивная и суеверная. Им трудно как следует понять и правильно назвать существо, которое воскресает после того, как его продырявили кольями, обезглавили и на пятьдесят лет закопали в землю. — Действительно, трудно. — Вампир не обиделся на насмешку. — Ваша мутированная…
- Вы несёте такую заумь, что у меня башка кругом идёт, - бросила Мильва. - А вообще-то вся ваша мудрость вокруг одного вертится - что у бабы под юбкой. Философы засратые, прости господи.
В молодости я не раз тратил втуне время и энергию, гоняясь за привидениями и плодами предрассудков, которых видела и красочно описывала вся деревня с солтысом во главе. А однажды я два месяца просидел в замке, который якобы облюбовал себе вампир. Вампира не было. Но кормили отменно. Первое, второе и… компот.
Мутация, растянувшаяся на достаточно долгое время, перестает быть мутацией, а становится эволюцией.
Жизнь, брат, получается не поэзия! Знаешь почему? Пот ому как не поддаётся критике!
Ты городской. Твой закон природы стенами обложен.
Показать еще

Комментарии и отзывы:

Комментарии и отзывы: