4.42526
  • Автор:
    Аркадий Стругацкие
  • Язык:
    Русский
  • Издательство:
    ООО «ИТ»
  • Артикул:
    27680
Цитаты из книги: 17
Внимание! Цитаты могут содержать спойлеры...
\"Милый Скляров, вы сложены как античный бог. И, как всякий бог, простите меня, вы совершенно несовместимы с наукой…\"
Вы ничего не понимаете, Вы любите мечтать иногда о мудрости патриархов, у которых нет ни желаний, ни чувств, ни даже ощущений. Бесплотный разум. Мозг-дальтоник. Великий Логик. Логические методы требуют абсолютной сосредоточенности. Для того чтобы что-нибудь сделать в науке, приходится днем и ночью думать об одном и том…
Мы всегда торопимся. Всегда нас что-то или кто-то подгоняет. Быстрее, еще быстрее... А нельзя ли еще быстрее? Можно, отвечаем мы. Пожалуйста!.. Нет времени осмотреться. Нет времени подумать. Нет времени разобраться - зачем и стоит ли? А потом появляется Волна. И мы опять торопимся.
Не надо огорчаться и заламывать руки. Жизнь прекрасна. Между прочим, именно потому, что нет конца противоречиям и новым поворотам.
– Это эмоции, Патрик! Знаешь?.. Как бы тебе это попроще, попонятнее?.. Ну, не вполне алгоритмируемые возмущения в сверхсложных логических комплексах. Воспринял?
Мера вашего успеха не путь до финиша, а путь от старта.
Кто-то когда-то сказал, что дурак, понимающий, что он дурак, уже тем самым не дурак. Может быть, когда-нибудь так оно и было. Но сказанная глупость — всегда глупость, а я никак по-другому не могу.
Если человек начинает врать помимо всякого желания, значит где-то что-то разладилось.
\"Наука. Как это безнадежно…\"
Его никто не любит. Его все знают — нет на Радуге человека, который не знал бы Камилла, — но его никто-никто не любит. В таком одиночестве я бы сошел с ума, а Камилла это кажется, совершенно не интересует. Он всегда один. Неизвестно, где он живет. Он внезапно появляется и внезапно исчезает. Его белый колпак видят то в…
Все они радуются тупикам. Для них это отличный повод, чтобы ломать стены. Так и ломают всю жизнь одну стену за другой.
Они, не оглядываясь, вошли с песней в море по пояс, по грудь, а затем поплыли вслед за заходящим солнцем, держа на спинах слепого товарища. Справа от них была чёрная, почти до зенита, стена, и слева была чёрная, почти до зенита, стена, и оставалась только узкая тёмно–синяя прорезь неба, да красное солнце, да дорожка…
Со страшной тоской он глядел на вечное море, на холодеющий пляж, на пустые шезлонги, отбрасывающие странную тройную тень. - Одиночество...- повторил он. - Вы всегда уходили от меня, люди. Я всегда был лишним, назойливым непонятным чудаком. И сейчас вы тоже уйдёте. А я останусь один. Сегодня ночью я воскресну в четвертый…
Наверное, это очень скучно - всё знать...
Снова заверещал сигнал. — Опять, — сказала Таня. — Пускай. Меня нет. Я помер. Меня съели землеройки. Мне и так хорошо. Я тебя люблю. Никуда не хочу идти. С какой стати? А ты бы пошла? — Не знаю. — Это потому, что ты любишь недостаточно. Человек, который любит достаточно, никогда никуда не ходит.
Наше будущее — это дети. Не правда ли, очень свежая мысль!
Самое ценное, что у нас есть, - это будущее...
Показать еще

Комментарии и отзывы:

Комментарии и отзывы: