4797

Дэниел Мартин

  • Автор:
  • Язык:
    Русский
  • Издательство:
    ООО «ИТ»
  • Год издания:
    2012
  • Артикул:
    8607
0 - хотят прочитать|0 - прочитали
  • Автор:
    Джон Фаулз
  • Язык:
    Русский
  • Издательство:
    ООО «ИТ»
  • Год издания:
    2012
  • Артикул:
    8607
  • Произведений: 5
Все книги автора: 5
5 $
В наличии
4.2/37.5K
6 $
В наличии
4.6/110
Показать все книги автора...
Цитаты из книги: 21
Внимание! Цитаты могут содержать спойлеры...
— Может, у тебя сохранилось странное убеждение, что газеты покупают, чтобы информацию получить? — А что, только чтобы развлечься? — Даже и не для этого. Чтобы освободиться. От скучной необходимости самостоятельно мыслить.
Понять и принять – не одно и то же
Я творю, следовательно, я существую
Прозрачность — прекрасная вещь. Пока не начинаешь понимать, что она основана не столько на внутренней честности, сколько на отсутствии воображения.
Когда – с возрастом – перестаешь верить в свою уникальность, тебя увлекает сложность собственной личности, как будто наслоения лжи о самом себе могут заменить незрелые юношеские иллюзии, а словесные ухищрения способны скрыть провал или заглушить гнилостный запах успеха.
Коль жаждешь недостижимого, создаёшь его в своём воображении.
Время. Страх смерти, боязнь, что путешествие паломника приведёт в никуда; всё это отчасти объясняется тривиальным пуританским заблуждением: либо жизнь целенаправленна и ведёт к успешному достижению цели, либо игра не стоит свеч. Мыльный пузырь лопается, и, обернувшись назад, видишь за собой пустоту.
Способность сделать шаг во тьму, став выше страха перед тьмою. Не сделать шага считалось величайшей глупостью и трусостью, даже если это был шаг в ничто и грозил падением, даже если, шагнув, ты вдруг обнаруживал, что следует сделать шаг назад.
Словно средневековая болезнь, какая-нибудь бубонная чума, давно, казалось бы, контролируемая современной наукой настолько, что её практически и опасаться не стоит, инфантильная, пришедшая из детских сказок, вера в клише «и жили долго и счастливо до самой смерти», смехотворный, нелепый миф.
Можно предаваться самобичеванию с теми, кого любишь, но не с теми, к кому испытываешь презрение.
Если твоя жизнь есть в значительной степени уход от реальности, обратным действием должен быть уход из воображаемого.
Он вдруг подумал, что политические элиты мира состоят из особей, лишённых чувства юмора и вступивших в заговор против смеха, установивших над интеллектом тиранию тупости; человек — продукт истории, а не своей истинной, личной, внутренней природы.
И никогда писатель не творит ex nihilo, но из хранимых в памяти историй, из пережитого опыта; так что он компонует детали или делает выводы из известного, даже когда пишет о том, чего никогда не было, или о том, чего никогда не может быть.
Тот, кто создаёт сам, не может любить критиков, слишком уж различаются эти два рода деятельности. Один порождает, другой — режет по живому. Какой бы справедливой ни была критика, она всегда вершится тем, кто не имеет (евнухом), над тем, кто имеет (создателем); тем, кто ничем не рискует, над тем, кто ставит на карту само…
Но привлечение всеобщего внимания — это уже прославление; а когда сильнейшим побуждением для привлечения внимания становится вовсе не объект <...> а стремление показать себя, утвердить собственную репутацию, элемент паразитизма здесь совершенно очевиден.
До сих пор не могу понять, почему некоторые места обладают такой привлекательностью для тебя лично, почему именно в этом месте твоё прошлое как бы мистически соприкасается с твоим будущим, кажется, что каким-то образом ты всегда присутствуешь здесь, а не только тогда, когда реально здесь находишься.
Двадцатый век помог нам понять, что все мы — актёры в дурной комедии, и понимание это пришло в тот самый момент, когда выяснилось, что комедию эту никто не писал, никто не смотрит, а единственный театр в городе, где она играется, — это кладбище.
Когда ты вынужден находиться в замкнутом пространстве с людьми, совершенно тебе незнакомыми, риск очень велик: ты можешь оказаться заложником, вынужденным уплатить выкуп — от тебя могут потребовать некую толику информации о себе.
Всю жизнь избегавший общения с туристами, он успел забыть, до какой степени нынешний человек стал творцом собственного образа. Маниакальная жажда уловить мгновение при помощи лишь одного из чувств, к тому же такого, которое не требует (во всяком случае на том уровне, какой ежедневно наблюдали Джейн с Дэном) особого усилия…
Женщины много чего чувствуют. И знают, что эти чувства не переживут ситуаций, их породивших. Или ситуаций, порожденных ими.
...Большая часть того, что я знаю, получена \"из вон тех странных прямоугольных штучек с картонными обложками\", которыми уставлены полки в этой комнате...
Показать еще

Комментарии и отзывы:

Комментарии и отзывы: