4.4246

Желтая стрела

  • Язык:
    Русский
  • Издательство:
    ООО «ИТ»
  • Год издания:
    2005
  • ISBN:
    978-5-4467-0290-9
  • Артикул:
    26019
0 - хотят прочитать|0 - прочитали
  • Автор:
    Виктор Пелевин
  • Язык:
    Русский
  • Издательство:
    ООО «ИТ»
  • Год издания:
    2005
  • ISBN:
    978-5-4467-0290-9
  • Артикул:
    26019
  • Произведений: 17
Все книги автора: 17
5 $
В наличии
4/5.1K
3 $
В наличии
0/0
5 $
В наличии
3.9/2.8K
3 $
В наличии
3.8/3.5K
5 $
В наличии
3.8/3.6K
Показать все книги автора...
Цитаты из книги: 19
Внимание! Цитаты могут содержать спойлеры...
Если ты оказался в темноте и видишь хотя бы самый слабый луч света, ты должен идти к нему, вместо того, чтобы рассуждать, имеет смысл это делать или нет. Может, это действительно не имеет смысла. Но просто сидеть в темноте не имеет смысла в любом случае. Понимаешь, в чем разница?
Истина настолько проста, что за нее даже обидно.
Те, кто стоит близко к кормушке поилке, счастливы в основном потому, что все время помнят о желающих попасть на их место. А те, кто всю жизнь ждет, когда между стоящими впереди появится щелочка, счастливы потому, что им есть на что надеяться в жизни. Это ведь и есть гармония и единство.
- Запомни, когда человек перестает слышать стук колес и согласен ехать дальше, он становится пассажиром. - Нас никто не спрашивает, согласны мы или нет. Мы даже не помним, как мы сюда попали. Мы просто едем, и все. Ничего не остается. - Остается самое сложное в жизни. Ехать в поезде и не быть его пассажиром.
- Свобода? Господи, да что это такое? - спрашивала Одноглазка и смеялась. - Это когда ты в смятении и одиночестве бегаешь по всему комбинату, в десятый или какой там уже раз увернувшись от ножа? Это и есть свобода?
Мы живы до тех пор, пока у нас есть надежда…
А есть ли что-нибудь другое, кроме нашего поезда, или нет, совершенно не важно. Важно то, что можно жить так, как будто это другое есть. Как будто с поезда действительно можно сойти. В этом вся разница. Но если ты попытаешься объяснить эту разницу кому-нибудь из пассажиров, тебя вряд ли поймут.
Горячий солнечный свет падал на скатерть, покрытую липкими пятнами и крошками, и Андрей вдруг подумал, что для миллионов лучей это настоящая трагедия — начать свой путь на поверхности солнца, пронестись сквозь бесконечную пустоту космоса, пробить многокилометровое небо — и все только для того, чтобы угаснуть на…
Тот, кто отбросил мир, сравнил его с желтой пылью. Твое тело подобно ране, а сам ты подобен сумасшедшему. Весь этот мир - попавшая в тебя желтая стрела. Желтая стрела, поезд, на котором ты едешь к разрушенному мосту.
Такого, чтоб не воровали, тут никогда не было.
Ты когда-нибудь думал, куда делись последние 5 лет?
Первым шёл толстолицый, за ним - двое назначенных старушками-матерям (никто, включая тлстолицего, не знал, что это такое, - просто была такая традиция), которые сквозь слёзы выкрикивали обидные слова Затворнику и Шестипалому, оплакивая и проклиная их одновременно
«Где-то я ее видел, - подумал Саша, - точно». С ним так часто бывало в последнее время - казалось, что он уже видел происходящее, но вот где и при каких обстоятельствах, он вспомнить не мог. Зато недавно он прочитал в каком-то журнале, что это чувство называется «deja vu», из чего сделал вывод, что то же самое происходит…
«Странно, — думал он, — как я изменился за последние три уровня. Когда-то ведь казалось, что стоит только перепрыгнуть через ту расщелину — и всё. Господи, как мало надо было для счастья… А сейчас я это делаю каждое утро почти не глядя, и что? На что я надеюсь сейчас? Что на следующем этапе всё изменится и я чего-то…
- Просто эта игра так устроена, что дойти до принцессы может только нарисованный человечек. - Почему? - Потому, - сказал Итакин, - что принцесса тоже нарисована. Ну а нарисовано может быть все что угодно.
На диване Хана сидела пожилая полная женщина со следами былого безобразия на отечном лице – возраст уже благополучно эвакуировал ее из зоны действия эстетических характеристик.
Запомни,когда человек перестает слышать стук колес и согласен ехать дальше,он становиться пассажиром.
— А ты уверен, что так можно научиться летать? — Нет. Не уверен. Наоборот, я подозреваю, что это бесполезное занятие. — А зачем тогда оно нужно? Если ты сам знаешь, что это бесполезно? — Как тебе сказать. Потому что, кроме этого, я знаю еще много других вещей, и одна из них вот какая — если ты оказался в темноте и видишь…
Я просто вижу жизнь такой, как она есть, трезво и точно, и никогда не смогу принять этот грохочущий на стыках рельсов желтый катафалк за что-то другое. Мне нравится Индия, и поэтому сейчас я еду по Индии. А они просто сумасшедшие, пассажиры сумасшедшего поезда, и во всем, что они говорят, я слышу только стук колес. И…
Показать еще

Комментарии и отзывы:

Комментарии и отзывы: